Дитя магии

Размер шрифта: - +

Глава 8. Гость из-под земли

 

Я стояла на балконе, облокотившись о перила, и любовалась красотой весенней ночи. В бархатно-синем небе ярко мерцали крупные звезды, а из-за темного облака осторожно выглядывал серебристый диск Двойной луны. Тонкий луч скользил по темному саду, небрежно выхватывая из полумрака то пышную древесную крону, то резную беседку, то искрящиеся крылышки и рыжую шерстку айта.

Потянувшись, я с удовольствием вздохнула. Южный ветер приносил на своих крылах дурманящий аромат незнакомых растений и дальних странствий, свежесть сияющих горных вершин и тепло соленых морей, и меня вдруг потянуло на поиски приключений. Тем более что зима давно ушла, уступив место весне, и вместе с природой от долгой спячки пробудилась и душа. Хотелось взлететь в ночное небо и парить над замком, до утра беседуя со звездами и распевая вместе с ветром песни неведомых стран…

От сладких грез отвлекло громкое уханье полуночного филина – время идти спать. Через шесть часов вставать на занятия, а мэтр не прощает опозданий. Тоскливо вздохнув, я неохотно вернулась в комнату и забралась под простыню. Все, спокойной ночи! Я закрыла глаза и тихо забормотала мелкое заклятье, навевающее сон. Правда, на меня оно навевало сон не потому, что я внезапно научилась колдовать, а потому что было длинным и скучным.

Зевнув, я закрывала глаза и начинала проваливаться в мягкую дремоту, когда…

– ДЕВОЧКА, ИГРАВШАЯ С ВОЛНО-О-О-ОЙ…

Я подскочила на постели. Проклятье! Опять!..

А с балкона этажом выше неслось хриплое:

– НА КРАЮ-Ю-Ю-Ю БЕСКРАЙНЕГО ПРОСТО-О-ОРА-А-А!

– ЗАТКНИСЬ! – взревела я, в ярости запуская в потолок подушкой.

– ТВОИ НОГИ ЦЕЛОВАЛО МО-О-ОРЕ-Е-Е-Е!

Подушка, долетев до потолка, с придушенным свистом понеслась обратно, а я, уворачиваясь от нее, резко отпрыгнула в сторону. Раздался громкий треск, и кровать, не выдержав очередного прыжка, просела. Этого еще не хватало...

Я выскочила из комнаты и, громко хлопнув дверью, понеслась по коридору, на ходу зовя смотрителя башни:

– Кили!..

Тишина.

Оглядевшись, я подскочила к кадке с карликовым деревцем, где, свернувшись клубком и прикрывшись листьями, сопел носом маленький смотритель. Нагнувшись к его косматому ушку, я рявкнула:

– Подъем!

Он подпрыгнул, и сонно протирая огромные глазищи, недоуменно уставился на меня.

– У меня кровать сломалась! – пожаловалась я.

Смотритель зевнул в косматый кулачок и послушно направился в мою комнату, а я понеслась дальше – на следующий этаж. И, остановившись перед ненавистной дверью, с яростью в нее забарабанила. Балконные завывания прекратились, дверь отворилась, и на пороге появился довольный Вэл.

– Да? – небрежно опершись о косяк, вопросил он, с интересом изучая меня с головы до пят. Что, ни разу не видел девушку в нижнем белье?..

– Прекрати свои вопли! – сердито заявила я.

– Моя комната, что хочу, то и делаю! – отрезал нахал. – А если тебе не нравится мое пение...

– Пение?! Что ты называешь пением? Этот вой ободранного и неудовлетворенного помойного кота?

 – На вкус и цвет чернила разные, – усмехнулся он небрежно.

Дверь захлопнулась перед моим носом, и из комнаты снова донеслось:

 – ДЕВОЧКА-А-А, ДАРИВШАЯ ЦВЕТЫ-Ы-Ы-Ы…

Развернувшись, я в бешенстве слетела с лестницы и ворвалась в свою комнату. Кили, так и не починив мою кровать, спал на подушке. Ну, здорово! Отлично!

– МЫ КОГДА-ТО БЫЛИ Я И ТЫ-Ы-Ы-Ы…

О, небо! Девочка, прими мои искренние соболезнования, если ты действительно когда-то любила это чудовище!.. Хотя, я тебя, если честно, не понимаю. Самомнение, конечно... большое, но и все засим!

Я выхватила из-под Кили подушку, скомкала простыню и направилась в библиотеку. Спать, будь оно все проклято!

– ДЕВОЧКА, ВЕДЬ Я ЛЮБИ-И-ИЛ ТЕБЯ-Я-Я…

Ты? Любил?! Да у тебя ни души, ни сердца нет, хмырь самонадеянный! Любил он!.. Ха-ха! Несчастное создание. Разумеется, она его бросила, за такой-то характер и полное отсутствие голоса и слуха!

Фыркнув, я спустилась по лестнице и пошла по коридору. Нет, ну как можно быть такой сволочью? Ему-то завтра никуда вставать не надо, это я каждый день вскакиваю в шесть утра, потому что, видите ли, «аура проявляет наивысшую активность в первые часы после восхода Светлой звезды»! Бред!

В библиотеке было тихо и спокойно. Старинные издания и редкие фолианты хранили тишину и покой не хуже айта. Я открыла окно, улеглась на диван и попыталась уснуть. Куда там! Никакое нудное заклинание мне теперь не помогало. Я бесцельно ворочалась с боку на бок, когда филин проухал два часа ночи. Ужас. Я опять утром не смогу вовремя проснуться и, естественно, опоздаю на занятие...

Что-то защекотало мою голую пятку, я дернула ногой и резко села, невольно зажмурившись от яркого солнца. Уже утро?.. Я все-таки проспала... В панике оглянулась на солнечные часы. Пока ты не опоздал – ты еще не опоздал... Я живо собралась и помчалась к себе в комнату, держа в одной руке подушку и простыню, а в другой – разбудившего меня айта. Сумеречное животное, успевшее за зиму подрасти до размеров крупной кошки, сердито било хвостом и возмущенно шипело. Терпи, Чудик! Мэтр ясно сказал: любую живность держать либо в саду, либо у себя.



Дарья Гущина

Отредактировано: 30.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться