Дивные сущности

Размер шрифта: - +

Глава 11. Часть 2

Несколькими часами раннее.

– Миледи! Какая приятная неожиданность! Чем могу быть полезен? – рассыпался в любезностях Вильям Арчибальд Макинтайр, когда Лариса заявилась прямиком в его кабинет в английском посольстве. Девушка была уверена: шотландец поджидал её. – Что с вами? Столько крови! Вы ранены? – он встревожился не на шутку, вскочил на ноги и ринулся к Ларисе. Любезная улыбка сползла с его холёного лица. Комиссар Яковлева так торопилась, что не пожелала сменить одежду. Она пришла очень рано и переполошила англичан.

– Кровь – не моя, – отмахнулась Лариса. – И не стоит беспокоиться, сэр Макинтайр. У меня к вам разговор. Неотложный. Важный. Время не терпит. Поэтому я потревожила вас.

– Прошу вас! – Вильям Арчибальд предложил гостье занять одно из кресел, но она только головой покачала. Лариса выглядела абсолютно спокойной, пусть и мрачной. Макинтайр снова широко улыбнулся. – Есть новости о Леди в чёрном?

– Есть новости о создателе.

Брови шотландца поползли вверх. Вот только он притворялся удивлённым. Несомненно.

– Вот как?

Яковлева провела кончиками пальцев по спинке кресла и усмехнулась.

– Сэр Макинтайр, вы ведь осознаёте, что ваш арест может привести к скандалу, – не стала ходить вокруг да около Лариса. Она понимала, чем рискует, но игра стоила свеч. По расчетам комиссара создатель намеревался поделиться с ней планами, а, возможно, и попросить о помощи.

Глаза Вильяма Арчибальда радостно засверкали.

– О да! Удобно, правда? У людей столько правил и ненужных условностей. Вы согласны со мной, миледи? Вы можете арестовать меня, допросить, но что скажет посол? Я член иностранной делегации… Союз наших государств имеет огромное значение, но он так хрупок! Боюсь, мои соотечественники относиться … относятся к «красным» с большим подозрением. Ох! Вот потому-то англичане и беспокоятся! – улыбка Макинтайра померкла, когда Лариса приставила к его лбу дуло револьвера. – Вы быстры и решительны… Миледи! Я всё ждал, когда вы придёте, когда примите себя такой, какая вы есть. Признаете, что вы создательница. Поверьте, я не хочу вам вредить. Я безоружен. При мне ни красок, ни карандашей, а они моё главное оружие. Прошу вас! Давайте поговорим! – наконец, взмолился он. – Готов поклясться: вы убьёте меня без сожалений, без колебаний. Я готов к этому, я пошёл на риск, я дождался вас… так выслушайте же меня! Вы ничего не теряете.

Лариса сощурилась. Она злилась и не желала слушать, но ей были нужны показания шотландца, его признание, нужны были ответы. А после она выдаст его творцам или убьёт, если понадобится. Комиссар опустила револьвер и устроилась в кресле.

– Что же… присаживайтесь и поторопитесь с объяснениями, сэр Макинтайр. У меня много дел. И вы не единственное чудовище, которое нужно изловить.

– О, – Вильям Арчибальд снова  улыбнулся. – Понимаю. Чудовища – идеальное средство для устрашения, миледи. Вы не находите? Я не только наказал предателей, но и заставил остальных творцов задуматься. О, мои методы вызывают у вас отвращение? Вы ведь не знаете, что в моём мире перед создателями преклоняются, нас почитают. И боятся. Знаете, почему? Мы способны изменить мир! – его глаза вспыхнули зелёными огнями, а лицо точно преобразилось. Прежняя ленивая улыбка сменилась жестокой ухмылкой, брови изогнулись. Лариса следила за каждым движением шотландца, не сводила с него строгих глаз. – Что вы знаете о создателях, миледи? Боюсь, немного. Вы родились и выросли в мире людей, моим же домом стало Небытие.

Мир людей. Такой привычный, серый, скучный. С него всё началось. А ещё с человеческих амбиций и грёз. Людей отличает любовь к мечтам. Может, они и живут только потому, что могут мечтать, желать, строить планы, достигать поставленные…, – он запнулся и глубоко вздохнул. – поставленных целей. Они говорили: «я хочу» и «ах, если бы!», но путь к мечте был долог и тернист, а им недоставало терпения. Но вот появились такие, как мы, творцы. Способные создать новые миры, миры, в которых всё возможно. Мы сотворили Небытие, дивный мир грёз. Мир, где творцы способны исполнить любые мечты. Этот мир веками был закрыт для людей, недоступен, ибо люди жадные и непостоянные. А ещё жестокие. Что сотворили они со своим миром?! Погрязли в войнах, раздорах. Уничтожают друг друга, истязают. Нам, создателям, легко обрести власть над ними. Не говорите ничего, не осуждайте меня! И себя не осуждайте, вы имеете полное право использовать свои способности. Но всё же мой народ жаждет вернуться домой. Небытие – дом для творцов. Это и ваш дом, миледи. Столетиями создатели меняли его, совершенствовали, а творцы почитали их, точно богов. Создатели носили алые мантии, жили в стеклянных башнях, путешествовали по мирам, имели власть, но…

– Но не могли править. Правил благословенный. Человек.

– Верно. Так задумали предки. Они создали несправедливый Закон, – скрипнул зубами Макинтайр. – И его мрачная сила тяготеет над нами.

– Значит, Закон несправедлив? – усмехнулась Лариса. – Ведь из-за него вы не смогли занять трон, стоило только ему опустеть. Мятеж ваш был изначально обречен на провал, а вы лишились всего и были вынуждены бежать.

– Вы думаете: я пытался изменить Закон ради власти? О, нет! Ради любви. Удивлены? – шотландец снова улыбался, хищно.

– Ради любви?

– Ради неё. Ради той, которую я хотел спасти от ужасной участи, освободить. Не верите? Напрасно. Мы чувствуем так же остро, как люди. Вы пришли, чтобы услышать моё признание, так что же… Когда-то давно, миледи Лариса, я полюбил девушку и ни о чём не мог думать, кроме своего счастья. Её звали Светлана. Было время, и она любила меня. А потом её забрали. Она была избрана для великой цели, для служения Закону. Ему и только ему Светлана должна была посвятить жизнь. Ей запрещалось встречаться с родными, иметь семью, любить. Ей позволялось лишь служить. До смерти носить чёрное. Цвет генерала.



AnniLora

Отредактировано: 16.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться