Дневник бессмертной

Размер шрифта: - +

1.

Июнь. Наши дни

– Нет, они издеваются! – вырвалось у меня, словно проклятье.

Я сидела на диване, по-турецки поджав ноги, изо всех сил стараясь не обращать внимания на невыносимый шум, доносящийся с потолка. Соседи, которых много лет не было видно и слышно, по всей видимости, решили вернуться на родину, чтобы проверить мое терпение на прочность.

Первый час мне удавалось не замечать их присутствие в доме. Я сама шумела блендером, готовя картофельное пюре, и думала, что потолочное явление минутное недоразумение. Потом мы с Котофеем успели пообедать и я даже вымыла посуду, остановившись на мысли, что товарищи двигают мебель, желая изменить обстановку. Мало ли, где они побывали? Может быть, хотят все расставить по фэншую, чтобы легче жилось и лучше спалось?

Но спустя три часа шум не прекратился, а только усилился. И это меня вывело из состояния душевного равновесия.

Я вскочила с дивана и, наспех надев тапочки, выбежала на лестничную площадку, не заботясь, что подумают соседи, когда увидят меня в розовых шортах и футболке с мордашкой Мики-Мауса. Несколькими шагами я преодолела лестничный пролет и уже стояла напротив огромной металлической двери, которую хотелось выбить ногой. Но я не могла этого сделать, потому что за дверь потом придется платить, а у меня каждая копеечка на счету.

Сделав глубокий вдох и медленный выдох, чтобы немного успокоиться и настроиться на адекватное общение, я три раза нажала на дверной звонок, услышав приглушенную мелодию по ту строну баррикады. Прошла целая минута, но никто не соизволил почтить меня своим присутствием.

– Ничего, мы не гордые, – процедила я сквозь зубы и снова потянулась к звонку, как вдруг дверь открылась.

На пороге я ожидала увидеть кого угодно, но только не полуголого парня с зеленым полотенцем на бедрах. Незнакомец был физически хорошо сложен, являясь, наверное, воплощением идеала множества женщин. Смуглая кожа, карие глаза, темные немного волнистые волосы, которые сейчас были влажными. По всей видимости, я вытащила товарища из душа. Ну, ничего. Переживет.

– Привет, – поздоровался он и расплылся в самодовольной улыбке, понимая, что я бесстыдно пялюсь на его мускулистые руки и рифленый живот. – Что-то случилось?

Что-то случилось? А что случилось?

Все мысли в моей голове смешались в одну кучу и я на мгновение забыла, зачем сюда пришла, думая только о том, как провожу ладонью сначала по аппетитным кубикам пресса, а потом медленно двигаюсь в направлении горячей груди, как запускаю пальцы в густые волосы, вцепляясь в затылок. А когда сморгнула овладевшее мной желание, которое многие годы спало хищной кошкой глубоко внутри, вспомнила, зачем появилась на чужом пороге, и неимоверными усилиями взяла себя в руки, переведя взгляд с мужского торса на его лицо.

– Да, случилось! – мой голос предательски дрогнул, выдавая меня с потрохами, но я не собиралась сдаваться и, прокашлявшись, продолжила: – Не знаю, чем вы тут занимаетесь, мебель двигаете или акробатические трюки репетируете. Но вы нам очень мешаете. Шум, который доносится из вашей квартиры, нервирует моего старенького кота…

– Только кота? – уточнил парень, перебив меня, и снова улыбнулся.

Он издевается надо мной?

– Не только моего кота, но и кошек всего дома! – рявкнула я, еле сдерживаясь, чтобы не врезать этому недоумку по его мордахе.

Парень будто прочитал мои мысли, выставив вперед свои руки ладонями ко мне, и сделал шаг назад:

– Тихо-тихо, я же пошутил. Я скажу друзьям, чтобы они не шумели. И прошу прощения, что мы заставили вашего кота нервничать. Нервы — очень дорогая роскошь в наше время, чтобы тратить их по пустякам.

– И…

– И обещаем впредь вести себя достойно и не шалить. Мир? – сосед протянул мне руку, чтобы я, по всей видимости, ее пожала.

Не дождешься!

– Очень рада, что вы меня услышали. Если еще раз такое повторится, я буду вынуждена принять меры.

– Неужели накажешь нас? – донеслось из-за плеча соседа, – чур я первый в очереди! Меня еще ни разу не наказывала рыжая бестия в розовых шортиках.

Через мгновение я увидела еще одного высокого парня с веснушчатым лицом и курчавыми светлыми волосами. Он, в отличие от своего приятеля, был одет в потертые джинсы и свободную клетчатую рубашку с завернутыми до локтей рукавами. Придурок скалился в ехидной ухмылке, оценивающе оглядывая меня с ног до головы и задерживая взгляд на уровне моей груди.

– А ты попробуй, прибавь громкость и узнаешь! – прошипела я, просверливая его глазами, и метнулась на свой этаж, мысленно посылая проклятья, свалившимся на голову соседям, которые неистово ржали, закрывая за собой дверь.

Идиоты малолетние!

***

Июнь. 1749 год



Лина Марти

Отредактировано: 05.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: