Дневник бессмертной

Размер шрифта: - +

3.

Июнь. Наши дни

Под конец второй смены у меня не на шутку разболелась голова. Как назло в субботу пришли все те, кого видеть вообще не хотелось. Будто объявили мобилизацию самых неадекватных посетителей и они решили обосноваться в нашей аптеке.

Конечно, весь их негатив и претензии были не ко мне лично, но передавались именно через мою бренную оболочку. То лекарства нужного не вот уже больше месяца. И как втолковать в их головы, что таблетки сняли с производства? То цена вдруг отличается от вчерашней на несколько рублей. И как объяснить, что это разные приходы товара и вчерашнее лекарство уже выкупили, осталось только новое, естественно, дороже на пять рублей? То возмущаются, что я не могу отпустить им рецептурный препарат без рецепта от врача. Тут, конечно, включается с их стороны глупость или наглость, но все это вкупе нервирует и отвлекает меня от первоочередных задач — мило улыбаться остальным и внимательно выслушивать их проблемы.

Я думала, что голова пройдет сама собой, но спустя час сдавливающая виски боль только усилилась. Пришлось раскошелиться на шипучий аспирин. Только он в последнее время спасает мою черепушку от не прошенных мигренеподобных вмешательств.

Таблетка, брошенная в маленькую бутылку с детской водой, постепенно растворилась и исчезла, превращаясь в кучу полупрозрачных шипучих пузырьков. Запах, да и вкус у получившего снадобья был не очень приятный, однако, на какие только жертвы не пойдешь ради спасения больной головы.

– Ничего, Альба, – настраивала я сама себя на дальнейшее принятие лекарства, – и не с таким справлялись. Просто выпей это и будет тебе счастье.

Осушив несколькими глотками пластмассовую бутылочку и не оставив на дне ни одной капельки тошнотворной жидкости, я со спокойной душой и чистой совестью поставила аптеку на сигнализацию и закрыла двери. Дождавшись sms-подтверждения от охранного агентства, что наш объект под надежной защитой, направилась в сторону автобусной остановки. Только выбрала не привычный маршрут, а чуть подлиннее, чтобы проветрить мозги.

Очередной вечер в одиночестве.

В моих наушниках мурлыкала первая попавшаяся радиоволна. Я не спеша продвигалась по тихим улочкам, не обращая внимания, что уже давно прошла мимо нужной остановки. Ноги несли меня домой на своеобразном автопилоте, подгоняемые, по всей видимости, монотонным нытьем в ушах.

Сумерки неожиданной дымкой опустились на город, погрузив его в безразличный свет мигающих светофоров и местами перегоревших уличных фонарей. Потускнели вывески большинства магазинов, загорелись яркими квадратиками некоторые окна в домах.

Я добралась до пешеходного виадука и остановилась, не преодолев и половины. Впереди мое внимание привлекла тощая фигура, пытающаяся перелезть через перила, чтобы совершить какую-нибудь глупость. Это был мальчишка-подросток, решивший, по всей видимости, доказать какой-то особе силу своих чувств.

Только не в мою смену, друг.

Подойдя ближе и оценив яркость его жизненного свечения, я поняла, что малец не собирается прыгать, не хватит духу или силы земного притяжения, чтобы убиться насмерть.

Парень стоял по ту сторону баррикад и чего-то ждал, крепко вцепившись в перила. Мне не хотелось играть с судьбой этого человечка, чтобы потом, в случае чего, собирать его по частям на дне оврага. Я неслышными шагами добралась до жертвы и остановилась на расстоянии вытянутой руки, чтобы в один момент поймать недотепу, если тот все же надумает прыгать.

— Она хотя бы красивая? — спросила я и облокотилась на перила, посмотрев вниз, оценивая высоту падения.

Парень не ожидал, что рядом кто-то есть, и от страха чуть не свалился.

— Тихо-тихо, милый, не торопись, еще успеешь, — издевалась я, схватив трясущегося товарища за футболку и удержав его в равновесии, — мне поговорить просто не с кем, а ты куда-то спешишь.

Жертва не сводила с меня внимательного взгляда, сглатывая в горле нервные комки. В какой-то момент даже показалось, что он несказанно рад встречи со мной.

— Ну, чего ты вылупился? Спрашиваю, красивая деваха-то?

— К-какая д-деваха? — заикаясь проговорил подросток, раскрыв свои глазищи еще шире.

— Та, из-за которой решил свести счеты с жизнью. Она должна быть, как минимум, роковой красоткой из 10 "б", — поясняла я, не выпуская из рук футболки вспотевшего малолетнего недоромео.

— П-почему из 10 "б"?

— Потому что в "а" умняшки, а все красотки в "б". Неужели ты не в курсе?

Парень смотрел на меня и явно не догонял, о чем я толкую.

— Так, ладно, — вздохнула я и постаралась изобразить серьезность на лице. — Даже не представляю, что у тебя случилось, из-за чего ты решил сигануть с моста под покровом ночи и в отсутствие свидетелей. Но это не самое верное решение из имеющихся. По-любому есть другой выход, — парень в этот момент немного нахмурил брови, — который тебе не очень нравится. Я не школьный психолог, чтобы проводить сеанс психотерапии и лезть к тебе в мозги. Я просто уставший человек, который не хочет эти твои мозги отдирать от бетонных плит внизу оврага и потом давать показания в полиции. Поверь мне на слово, юноша, за всю мою жизнь, а она у меня очень длинная и ухабистая, я ни разу не хотела наложить на себя руки. Ой, и не надо отворачиваться, делая вид, что мне тебя не понять. Знаем, проходили. Просто послушай мой совет и перелезай обратно, — парень все же повернулся и посмотрел с надеждой мне в глаза. — Если дело реально в девчонке, наплюй на нее. Не стоят они подобных жертв. Если проблемы в семье, допустим, папаша-пьяница или мать гулящая, терпи. Заканчивай школу, поступай в универ и строй свою жизнь так, как хочется, не подстраиваясь под других. Но прекращать жизнь по собственной прихоти не смей. Ты меня понял?



Лина Марти

Отредактировано: 05.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: