Дневник моей тени - 1 часть

Размер шрифта: - +

Начало

Алисия Броу                                                                                                                                               

«У вас хорошая фантазия…Поздравляю! Хорошая фантазия

иногда означает хорошую психологическую защиту.

Рисуйте себе миры и дальше, это не смертельно.

И перестаньте так переживать. Мы не отвечаем за свои сны…»

Алмазная «Александр»

 

1 часть

 

***

Я обыкновенная учительница, серую будничную жизнь которой нарушили некоторые события. Однажды меня с вечеринки похитили инопланетяне. А потом я поужинала на Луне. Это еще ничего, можно объяснить буйной фантазией или очередным сновидением. Но перемещение во времени и частичную амнезию придумать невозможно. Тем более полет в параллельный мир, враждующий с землянами.

 

***

Начало

Однажды меня пригласили в гости на чаепитие. Я тщательно уложила волосы, потому что не люблю, когда они самовольничают и торчат пушистыми завивающимися прядями во все стороны. Подкрасила глаза, подвела контур губ, навела неяркий румянец.

Что надеть? Я открыла шкаф. Буквально «запихиваю» наряды, чтобы дверцы закрывались, а надеть нечего. Достала серые брючки из тяжелой шелковой ткани, белую хлопчатобумажную блузку, расшитую светлым узором. Посмотрела на часы: есть еще несколько минут до назначенного времени, только-только успею дойти. Опаздывать мне не нравилось. Лучше прийти пораньше, чем потом извиняться, на ходу сочиняя несуществующие причины.

Я живу в небольшом городке, где за пару часов можно пробежаться по всем улочкам, поэтому поездки на автобусе меня не привлекали нисколько. Зачем платить деньги, получать толчки других пассажиров и дышать дорожной пылью, если можно пробежаться по свежему воздуху? Прошедший ливень оставил капли на листьях деревьев, влажную траву, освежил цветы на газонах.

Я запихнула ступни в босоножки на каблучках, серые, под цвет брюк, отливающие металлом. Вздохнула. Вот словно кто-то заставил меня кивнуть и согласиться прийти на эту вечеринку. Я всегда любила свободное время проводить дома, наслаждалась тишиной и своим одиночеством. Самодостаточному человеку одиночество не помеха. Он всегда знает, чем себя занять. Дети у бабушки, муж «объелся груш», не надо думать о стирке, приготовлении завтраков и обедов, мытье грязных тарелок, пыли на мебели. Можно лежать на диванчике, хрустеть печенюшками и читать любимую книжку.

Я прихватила сумочку с необходимыми дамскими пустячками и поспешила в прихожую. По привычке перекрестилась и вышла, защелкнув язычок замка. По дороге подумала, что надо бы вечером позвонить маме, узнать о своих проказниках. В размышлениях о своей семье, я шла, не замечая прохожих, автоматически выбирая для себя нужное направление. Подход к дому перегородило упавшее дерево. Я обошла его по дуге и торопливо вошла в подъезд обыкновенной, ничем не примечательной многоэтажки советской постройки, типового серого произведения современного зодчества.

В подъезде было грязно, пахло кошачьей мочой, стены украшены желтыми потеками и черными кружочками затушенных кем-то сигарет. На ступеньках застыли маленькие островки пенистых плевков. Лифт, скрежеща ржавыми составляющими, остановился на седьмом этаже. Я перевела дыхание: приехала, даже не застряла. Шагнула к двери квартиры.

Звонок жалобно тренькнул, послышались приближающиеся шаги, дверь распахнулась, и меня сразу же окутали ароматы разнообразных блюд, громкая музыка, подвыпившие гости радостно приветствовали мое появление в гостиной.

-Не надо снимать обувь, у нас не принято, - попросила хозяйка тоном, не предусматривающим возражение, - располагайтесь.

Просторная комната была освещена розовыми отблесками заката. В центре ее был массивный прямоугольный стол, по белоснежной плоскости кружевной скатерти которого уже были расставлены тарелки с салатами, закусками. Поверхность блюд украшали цветы, искусно вырезанные из овощей. Между угощениями стояли разномастные бутылки с вином, соком, минеральной водой.

Как в хорошем детективном романе, нас было девять в доме номер семь, на седьмом этаже, в тридцать третьей квартире в двадцать два часа тринадцатого июля. Необычный набор цифр.

За столом сидели хорошо знакомые люди, тоже педагоги, под выпивку не прекращавшие говорить о школьных проблемах, размере заработной платы, обещаниях правительства. Однако женщины всегда остаются женщинами, и как не обойтись без сплетен и обсуждения личной жизни отсутствующих персонажей. Я вздохнула: словно и не день рождения, а внеочередной педагогический совет. Дамы тем временем улыбались друг другу, шутили, пили вино, пробовали салаты. Все темы вились вокруг школы, как будто вне этого учебного заведения жизнь угасла совсем. Иногда хозяйка торжества меняла музыкальный диск, подвыпившие гости старались перекрыть музыку громким разговором, вскриками, хохотом. Командные голоса у этих дам, отработанные у школьной доски, соперничали с надрывающейся музыкальными шлягерами стереосистемой.

Звуковой хаос бил меня по вискам, вызывая приступ мигрени. Я тоже улыбалась, отвечала на вопросы, но уже чувствовала покалывание кожи и поднимающуюся тошноту. В глазах заплясали темные пятна. Я сердилась на свое состояние и себя, пришедшую в гости. Не люблю ведь шумные вечеринки, с детства боюсь пьяных. Мне захотелось вдруг встать, извиниться и уйти. В моем воображении уже появился старый диванчик с мягкой подушкой, любимая книга и коробочка клубничного зефира на журнальном столике.



Ирина Булатова

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться