Дневник моей тени - 1 часть

Размер шрифта: - +

Адония

 

Адония

***

Эмир привычно следил за показаниями датчиков системы жизнеобеспечения. Управление ракетой было несложным, большую часть работы выполняла электроника. Бортовые компьютеры рассчитывали скорость, направление согласно навигационной карте и другие параметры, необходимые для успешного перелета. На многочисленных экранах высвечивались данные. В любую минуту пилот, управляющий этой машиной, мог вмешаться в слаженную работу системы и внести свои коррективы.

Я заинтересованно смотрела в иллюминатор. Подобное путешествие было у меня впервые. Мимо проплывали орбитальные станции. Зарево нейтринных двигателей затмевало солнечные лучи. Вдруг корабль задрожал: недалеко от него взорвался космический снаряд. Защитники Земли обстреливали угонщиков.

-Тысяча космических дьяволов на бочку кобальта! – ругнулся Эмир. Он включил систему боевой готовности. Радар высвечивал на экране траектории летящих снарядов. Кэп перевел робота на ручное управление. Отстреливаясь и умудряясь при этом избегать смертельного столкновения с торпедами, он уверенно вел аппарат в космическом пространстве.

Я сложила в мольбе руки: было очень страшно.

Наконец ракета вышла за пределы околоземной орбиты, зоны досягаемости огневой мощи Армии Защитников, и направилась к заданному вектору телепорта в Адонию. Повреждения были, но небольшие.

-Родная планета враждебно распрощалась со своими детьми. Интересно, какой же станет встреча с ней? – задумчиво проговорил Эмир. Он помотал головой, отгоняя грустные мысли, лицо озарила задорная улыбка и, заражая меня своим оптимизмом, пропел, при этом ужасно фальшивя:

-Открылась бездна, звезд полна, Звездам числа нет, бездне дна… Слова Михаила Ломоносова, музыка моя, - пояснил он, заметив мое удивление. Глаза Эмира лучились от непонятного мне удовольствия, все, что он задумал в последние часы нашего пребывания на Земле, исполнилось. Его мастерство ведения боя осталось прежним. – А не подкрепиться ли нам сейчас чем-нибудь?

-Разве здесь есть еда? – удивленно поинтересовалась я.

-Конечно, в ракетах такого класса всегда есть определенный запас продуктов. Несомненно, нам его будет вполне достаточно. Мы же не собираемся эмигрировать в соседние галактики.

-Я не помню, когда в последний раз ела, - мой лоб наморщился в тщетных усилиях вспомнить гастрономические подробности, - кажется, это было еще в Вене… Точно! Там были жареные колбаски и сладкий чай.

-Вот уж не думал, что ты совсем не будешь заботиться о своей фигуре, уплетала за обе щеки!

 

***

 

Мы приближались к телепорту. Наш космический боевой робот не мог развить большую скорость из-за повреждений, нанесенных землянами. Нахождение в замкнутом пространстве благотворно сказалось на отношениях членов нового экипажа. Мы не ссорились, правда, временами пикировались, оспаривая свою компетентность в некоторых вопросах бытия, но это, скорее всего, напоминало беззлобное подтрунивание друг над другом, чем яростный спор оппонентов. Тем более я опасалась сердить Эмира и внутренне признавала его превосходство во всем, хотя внешне не подавала виду, чтобы не зазнавался. А он, я так думаю, иногда нарочито поддавался мне.

 

Больше всего на свете меня волновали мысли о том, как нас примут на воинствующей планете. Я терялась в догадках. А еще меня очень угнетал тот факт, что так легко, буквально за какие-то часы, из легендарного героя Эмир на Земле превратился в преступника, на которого началась охота, изгоя современного общества.

 

-Хотя, История будет тому свидетелем, такое происходит не впервые, - грустно думала я, наблюдая за темноглазым попутчиком.

 

Впереди показалось огромное окно адонианского телепорта, ярко переливавшееся волнами разноцветного сияния, ослепительно мерцающее в вакуумном пространстве космоса. Эмир направил робота в самый центр. Казалось, что мы находимся в очень плотном сгустке всепроникающего облака, таком плотном, что не пошевелить даже рукой, несмотря на работающую в полную силу антигравитационную систему. Даже дышать было трудно. В глазах плясали мелкие черные мошки. Зрение то отключалось совсем, то переходило на черно-белые тона. Мозг почти умер, во всяком случае, я не ощущала это думающее и чувствующее извилинообразное место. Через несколько долгих минут в иллюминаторы ярко засветило жаркое адонианское солнце, а пограничные системы громко взвыли, посылая в атмосферу импульсные сигналы, сообщая о проникновении на запретную территорию неизвестного вооруженного объекта.

 

Эждер нашел нужную волну радиостанции. Несколько раз за последние пару часов он пробовал связаться со Службами обороны Адонии. Кажется, на этот раз ему повезло. Дежурные вяло переругивались в эфире. Кэп решил начать переговоры о разрешении на посадку его боевого робота на территорию независимой планеты. В начале беседы он представился, перечислил свой послужной список, слегка ввел в ситуацию, в результате которой стал беглецом, требующим политического убежища, и в заключение своей пламенной речи пожелал службам безопасности проявить надлежащую мудрость, результат которой помог бы ему оставаться цивилизованным человеком.



Ирина Булатова

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться