Дневник моей тени - 2 часть

Размер шрифта: - +

Туристическая путевка на Землю

Туристическая путевка на Землю

***

 

Пассажирский корабль был готов к старту. На его борту располагались особые гравитационные камеры, в которых люди могли значительно облегчить путешествие через портал, пребывая в состоянии сна, как принято его называть, в стазисе, вызванном специальными лекарствами.

Арник прошел длинный ряд кабинок, выбирая среди них свободную. Ему совсем не нравилась идея спать в дороге, но с отцом не поспоришь. Эркатус выбрал самый, по его мнению, безопасный способ транспортировки на Землю. Он приобрел для сына туристическую путевку, стоимость которой была настолько высока, что не каждый желающий ознакомиться с красотами планеты-прародительницы мог это себе позволить.

Арнику, больше привычному к полетам в боевых роботах, совсем не хотелось лишать себя удовольствия созерцать весь процесс телепортации из иллюминатора, да и свою историю он еще толком не выучил, только бегло пролистал ее цифровой вариант на коммуникаторе перед посадкой. «Надо не забыть удалить файл после заучивания,» - подумал он, забираясь в горизонтальный капсюль и устраиваясь поудобнее на мягком матрасике.

Бортпроводница обходила ряды укладывающихся на свои места пассажиров и нажимала на разноцветные весело перемигивающиеся кнопочки, расположенные на маленьких дверцах с окошечками из прочного и прозрачного пластика, эта техника отвечала за герметизацию капсюлей, тепло и газоснабжение. Звучала тихая музыка. Жизнь корабля казалась спокойной и размеренной.

Арник удобно лежал в небольшом замкнутом пространстве, которое более напоминало внутренность обитой бархатом коробочки с драгоценностями, с той лишь разницей, что этим редким кольцом был он сам. Сквозь закрытую дверцу с небольшим круглым окошечком доносились звуки музыки, обрывки радиобеседы членов экипажа. На лицо упала тень. Это бортпроводница подошла к его капсюлю. Она нажала определенную комбинацию кнопок, в воздухе сладко запахло сандаловым дымом. Через минуту Арник крепко спал.

Взревели запущенные двигатели. Пассажирский туристический корабль быстро превращался в нестерпимо яркую звездочку, которая постепенно уменьшалась в огромной радужке телепорта и вскоре совсем исчезла с адонианских мониторов обозрения.

 

***

 

Арник стоял на бетонной дорожке, ведущей из здания пассажирского космодрома к стоянке аэромобилей. Было прохладно. Влажный ветерок развевал волосы. На дорожке тут и там поблескивали маленькие лужицы, образовавшиеся после недавнего дождика. Яркая сочная зелень декоративных кустарников и небольших групп деревьев бросалась в глаза. Они были непривычными к виду столь густой растительности, которая раздражала их, и не позволяла сосредоточиться и решить, в какую сторону направиться.

Арника слегка покачивало после необычного путешествия. Сон, вызванный повышенным содержанием химикатов в воздухе, казался одним сплошным темным провалом, без сновидений. Он также резко прервался, как и наступил, оставив в сознании легкое недоумение. Словно кто-то вычеркнул ловкой рукой из его жизни парочку минут.

Арник оглянулся. Позади него на небольшом пятачке бетона, возле маленького фонтанчика, представляющего собой милое дитя мужского пола, справляющее естественную нужду на цветущий газон, собиралась группа туристов. Энергичная седовласая женщина в джинсовом брючном костюме что-то записывала в свой блокнот, время от времени называя очередную фамилию из списка.

-Диего Мачете, - послышался ее хрипловатый голос.

Никто из присутствующих не откликнулся, все принялись оглядываться по сторонам, в надежде найти искомую личность. Арник вспомнил, что это его так теперь зовут по новым документам, и поспешно помахал рукой.

Через несколько минут гигантский пассажирский аэромобиль плавно поднялся в воздух, бережно унося в своем сердце около полутора десятка адонианских туристов.

 

***

 

Я сидела на спальном мешке, обхватив руками колени. Маленькая пещерка, куда вчера нас привел Суни Токинава после длительного выяснения обстоятельств, заставивших «сладкую парочку» пробраться в муравейник, была по-своему уютной. Эмир еще спал, и ровный свет розовой плесени освещал его осунувшееся от длительных странствий лицо, под глазами залегли глубокие тени.

Недалеко от меня лежал Росинант, не захотевший покинуть предмет столь внезапного страстного обожания, чем вызвал смех и разнообразные шуточки не только у кэпа, но и нашего нового знакомого.

Я потянулась. Все оказалось не так уж плохо. После многодневного нестерпимого зноя и красных песков пустыни, долгой дороги с тяжелым мешком за спиной, опасности, подстерегающей нас на каждом шагу, оказаться здесь - было равносильно случаю внезапно переместиться в зеленый оазис посреди бескрайнего раскаленного пространства.

Я сделала несколько глотков воды из большой пластиковой емкости, запасов которой, пополненных в пещере паука, надолго не хватит.

На соседней лежанке завозился просыпающийся Эмир. Росинант поднял голову и настороженно посмотрел на него. С некоторых пор муравей ревниво оберегал мой покой, никого не подпуская ко мне ближе пары шагов. Кэп еще не понял, радоваться или сердиться такому поведению спасенного им когда-то насекомого. Пока это только забавляло, однако нотки раздражения то и дело прорывались и ярко вспыхивали в сознании.



Ирина Булатова

Отредактировано: 03.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться