Дневник моей тени - 2 часть

Размер шрифта: - +

Случайности на -ция

Случайности на -ция

 

Я вновь сидела на маленьком плетеном коврике и делала дыхательные упражнения, как учил меня несколько дней назад кэп. Он же возлежал у противоположной стенки пещеры, где со вкусом и некоторыми удобствами устроил для себя наблюдательный пункт. С тех пор, как у меня, рассердившейся при очередном жарком споре, видимо, случайно, взвилась в воздух тарелка с грибами и, напугав меня же саму неожиданно проявившейся способностью и приведя в небывалый восторг молодых ученых, со всего маха опустилась на бедную голову Эждера, тот старался держаться от моей особы несколько подальше. Иногда мне казалось, что из того самого оборудованного с претензией на сомнительный комфорт угла на меня поглядывает заинтересованный любопытный глаз кэпа. Однако, взгляд, брошенный на него, всегда натыкался на тщательно выстроенную стену своеобразного отчуждения. Думаю, не смотря на печальный опыт контакта с моими раскрывающимися, словно диковинный цветок, талантами, Эмиру было приятно осознавать, что виновником необыкновенного пробуждения непонятной адонианской сущности внутри меня под предполагаемо радиоактивным воздействием муравейника был именно он.

-Скажи мне, куколка, чего ты еще не умеешь, - приподняв голову от подушки, поинтересовался Эмир. – С телепатией ты справилась, правда, на уровне муравья, но это такие мелочи. Это как мне за два дня выучить адонианский китайский. Опыт с телекинезом удался на славу. У меня до сих пор голова раскалывается. Что там еще в запасе у современных йогов? Трансмутация, телепортация и левитация. И все на –ция, ты заметила?

-Кэп, не отвлекай меня, пожалуйста, - я и так напугана непонятными явлениями, которые происходят со мной в этом муравейнике. Кстати, во всем виноват ты и твои светлячки!

-Ну вот, так я и знал! Во всех бедах всегда виновен мужчина. Особенно такой, который так и норовит выдернуть вашу драгоценную персону из очередного заблуждения.

-Это твоя идея поселиться в муравейнике до лучших времен!

-Вот только не надо переводить стрелки, дорогая. Кто из нас больше хотел напиться и помыться? Насколько я понимаю, на этой планете есть только одно место, где нас любят и заботятся почти по-человечески – это здесь.

Я нахмурилась. В последнее время мне совершенно не нравился тон Эмира, тем более его испортившийся характер. Да уж, в этом муравейнике со всеми происходят какие-то изменения. А может, и не изменения вовсе? Может, просто всплывают на поверхность дурные качества личности? Кто знает!

Я представила для себя повисшую в воздухе огромную стеклянную колбу, которая медленно опускается на меня, скрадывая все звуки, помогая сосредоточиться на выполняемом упражнении. Да откуда я знала, откуда взялось в памяти это упражнение. В эти дни в моей кричащей чужими мыслями голове постоянно какая-нибудь наиболее навязчивая и стойкая к истреблению идея спешила как-то проявить себя, побуждая выполнять ранее незнакомые мне действия.

Я представила внутреннее око, широко раскрывшееся и видящее темное звездное небо. От необозримой глубины космоса веяло силой. И именно частичку этой силы сейчас заимствовала я, вдыхая кисловатый воздух пещеры и пропуская в себя узенькую ленточку чистейшей космической энергии, или «праны», как ее называли в некоторых учениях на Земле. И даже не спрашивайте, откуда я все это знаю. В последнее время я знаю столько, что уже пора убивать, как говорится в народе. Я почувствовала, как эта ленточка сворачивается в плотный клубок, который становится все тяжелее с каждой минутой и приятно холодит позвоночник где-то на уровне поясницы.

Приятная истома насыщения, легкость, сила окутали меня прозрачным коконом. Я открыла глаза и встретила устремленный на мое тело внимательный взгляд Эмира. Он смотрел, по-любому, как-то странно. Вернее, он всегда смотрел на меня странно, и я уже, в принципе, к этому привыкла и перестала искать отражающие поверхности, чтобы понять, какую часть лица я успела вновь вымазать, или не стоят ли дыбом мои волосы после очередной идеи кэпа. Но сегодня он смотрел на меня особенно странно, словно только что впервые увидел и был несказанно удивлен.

Я тут же постаралась припомнить, умывалась ли сегодня утром. Ну да, и зубы почистила, и причесывалась.

-Наверное, комбинезон не до конца застегнула, - решила про себя я, - вот он и уставился в разрез, извращенец.

Я посмотрела вниз. Молния оказалась застегнутой на должном уровне, но МАМА! Мои ноги, сложенные в позу «лотоса», зависли где-то в метре от уровня пола. Что же теперь делать? Я понятия не имела, как вернуть себя в исходное состояние.

-Эмир, помоги мне! – пролепетала чуть слышно, боясь, что это наваждение закончится слишком быстро, и я со всего маха шлепнусь на жесткий пол.

Кэп неторопливо поднялся, лениво потягиваясь, взмахом руки он нечаянно задел голову, где вчера вечером слева красовалась огромная синевато-лиловая шишка, но ускоренная регенерация драконьего тела очень быстро исправила мой досадный промах. Сморщившись, словно от боли, он тихо выругался в адрес адонианской тарелки и грибов, которые оказались в ней вчера, и потянулся ко мне.

-Давай, крошка, прыгай папе на ручки, - скомандовал Эмир, притягивая к себе за талию к своей невозмутимой особе. Почувствовав его сильные руки, я успокоилась. Обвив шею кэпа ответно, попробовала встать на утоптанный пол пещеры.

Едва мои ноги коснулись твердой поверхности, я попыталась сразу же отодвинуться от мужчины, чья плотоядная улыбка внушала самые серьезные опасения в стойкости моего многострадального организма к чарам Дракона. Но сильные руки продолжали удерживать меня на месте и даже еще плотнее притянули к своей груди.



Ирина Булатова

Отредактировано: 03.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться