Дневник моих желаний

Размер шрифта: - +

3 глава. Дни одиннадцатый - двадцатый

День одиннадцатый

Сегодня по всем местным каналам передают в разной степени интерпретации новость о том, что криминальный авторитет Стас Чарушин по кличке Чара скончался в местах заключения от долгой продолжительной болезни. Мне трудно понять, зачем мусолить эту новость, и уделять ей столько внимания, пока мелькнувшим на местном канале кадром на глаза не попадает старое выцветшее фото. На нем молодой мужчина стоит, опираясь рукой об огромный черный автомобиль, второй рукой в естественном жесте прикрываясь от солнца. А у меня из рук чашка выпадает, потому что, когда фото приближают крупным планом, я вспоминаю легкую улыбку на его губах и, хотя кадр черно-белый, безошибочно могу назвать цвет его глаз. Цвет голубого льда.

Чувство дежавю накрывает с головой, и, под звон разлетевшегося на куски фарфора, я переношусь в теплый весенний день, в котором я иду из школы, погруженная в свои мысли, и слишком поздно замечаю огромную черную машину, бесшумно крадущуюся вслед за мной. Слишком поздно я понимаю, что исчезнуть, затерявшись на узких тропинках или во дворах, уже не удастся. И в это время черный монстр, обогнув меня, перекрывает путь, выпуская своего хозяина, который смотрит на застывшую в недоумении меня своими гипнотическими ледяными глазами, а затем лениво спрашивает:

- Тебя зовут Оля Рощина, верно?

Я все никак не могла отойти от шока – растерялась сильно от неожиданности, да и испугалась, если честно. Времена были непростые, бандитские, и даже в школах на переменах порой шушукались о стрелках, разборках и гулянках братков. А уж в нашем-то маленьком городе каждый знал имена местных авторитетов и их «боевые» заслуги. Но тогда я и предположить не могла, что самый влиятельный и беспощадный из них стоял передо мной.

Для меня тогда это был незнакомый взрослый мужчина, по непонятной причине остановивший меня, неизвестно почему преследовавший. Что ему нужно? А вдруг затолкает сейчас в машину и куда-то увезет? Что делать?

Теряясь в собственных домыслах, решила все же ответить, оглядываясь и прикидывая, по какой траектории лучше всего давать стрекача.

- А… откуда вы знаете? – Запинаясь от волнения, выдавила я чуть ли не шепотом.

- А я очень много всего знаю, ответил он, улыбнувшись.

Эта улыбка, такая теплая, естественная, обозначила морщинки в уголках глаз, растопив их ледяную стужу, преобразила его суровое лицо. А я не могла оторваться от этого зрелища, потому что именно в тот момент поняла, что не видела еще в своей жизни мужчины красивее и мужественнее него. Мой страх растаял, будто его и не было, а я все глазела на него, все еще не понимая, зачем он искал нашей встречи.

Но незнакомец заговорил, разбивая наваждение.

- А где твоя мама, Оля Рощина?

Внутри все заледенело. Вот, значит, что ему надо. Найти маму. Перед отъездом она взяла с меня слово на все вопросы о ней отвечать всем и всегда одно и то же, вплоть до фразы. И тогда я отрепетированно ответила:

- Она уехала на заработки.

- Давно?

- Почти год назад

- И куда же она уехала?

- В Москву, но адреса я не знаю.

- А папа?

- А папа погиб уже давно.

- И ты живешь совсем одна?

- Нет, с сестрой

- И что же – мама бросила вас с сестрой, и уже целый год не появляется?

- Она не бросила нас, - с обидой пояснила я, - здесь работы хорошей нет, зарплату задерживают постоянно, а деньги же нужны, нам с сестрой поступать скоро.

Он окинул меня взглядом, как будто о чем-то раздумывая, и снова спросил:

- И когда она вернется?

- Я не знаю, - ответила ему чистую правду. Мама никогда не обещала, что вернется через месяц или год. Ее короткие звонки не способствовали таким вопросам, писем она не писала, про гаджеты мы тогда еще даже не слышали, так что мы с Лииной ждали, ее, конечно, но с течением времени ощущение ожидания все больше притуплялось.

- Как объявится, от Стаса ей привет передай, поняла? Только не забудь, мелкая, скажи, должок за ней, - сказал это, и, подмигнув, открыл водительскую дверь.

- Х-хорошо, - выдавила я, запинаясь, пересохшими губами, с облегчением наблюдая за отъезжающим автомобилем.

А еще через год, зимой, когда все дорожки были занесены снегом, а на улице стоял жуткий мороз, я добиралась домой по этой холодине по узенькой улочке частного сектора. Шла шажок за шажком, нащупывая дорогу под снегом, который обычно мы и видели-то пару раз в год, а тут как будто аномалия какая…

Сзади послышался шум двигателя, и я, насколько это возможно, прижалась к обочине. Меня на черепашьей скорости обогнал автомобиль, а я, когда он почти проехал мимо меня, неловко поскользнулась на льду и, падая, прошлась всей своей тушкой по задней дверце. Отрекошетив от машины, я упала на пятую точку, и, сидя на снегу, наблюдала картину – как из остановившегося автомобиля выскочил водитель, и, грубо схватив меня за грудки, поставил на ноги, заорав:

- Совсем страх потеряла, под колеса прыгать?



Дарья Свирская

Отредактировано: 24.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться