Дневник пикапера

Размер шрифта: - +

Глава 4.

«Сегодня произошло нечто из ряда вон.

С последней записи прошло, оказывается, три недели. Мы встречались часто. Так часто, что не было нужны писать, в попытке вспомнить запах ее кожи. Он и так был со мной, будто прилип.

Перечитал записи о ней и понял, что не писал о сексе. А просто не хочется. Она – не очередная победа пикапера. А возможно, будущая мать моих детей. И пусть всё интимное останется за пределами этой тетради.

Я так и не сделал ей предложение – всё тяну. Не ощущаю себя достойным. Не понимаю, что сделать, чтобы стать достойным. Боюсь, что откажет, и будет этот отказ обоснован. А я не смогу дальше жить, зная, что наши пути могут разойтись. Вот я пишу это, а по коже мурашки.

Я не знаю, как она это делает. Но с ней все свидания становятся особенными, даже если мы просто решили посмотреть кино у нее дома. В полумраке гостиной…

Мы сидим на сером ковре, среди горы подушек, разбросанных по полу, опираясь спинами на мягкий диван. Она стаскивает с него мексиканский плед и уютно кутается, хотя в квартире не холодно. Просто ветер порой завывает в старых пластиковых окнах, которые почему-то при ремонте решили не менять. Зажженные толстые свечи выстроились в ряд на подоконнике, сквозняк то и дело гнет огоньки, грозясь потушить, а они не гаснут, светят и светят золотыми отблесками. В трех метрах от нас на огромном экране разыгрывается банальная история любви, которая силится выглядеть небанальной. А я смотрю на главного героя, и не понимаю, что нашла в нем эта прекрасная женщина. Ни одного более менее интересного подката. Кто писал сценарий к этому фильму?

Ком в горле появляется неожиданно. Я хватаю бокал вина в надежде запить кусок тяжести в горле. И ком рассасывается постепенно. Я знаю, отчего эта горечь. От осохнания, что я трачу драгоценное время Лизы».

 

«Я сумел! Прыгнул в последний вагон уходящего года и заключил мега-выгодную сделку для нашей компании!

Вчера на совещании собственник добавил меня в список счастливчиков, которые к новому году получат бонусное вознаграждение. Я примерно прикинул сумму, зная о прошлогодних «золотых парашютах». Даже если сбудется самый пессимистичный прогноз, этот бонус вкупе со сбережениями позволит осуществить мою мечту – взять в ипотеку сто-метровую квартиру в центре города. Ежемесячная нагрузка останется прежней, только теперь я буду платить не за аренду, а за свое имущество. Если бы не бонус, копить мне еще на квартиру нужно было пару лет, как минимум.

Завтра мы встречаемся с Лизой. И надо сказать, что моя ценность в собственных глазах значительно подросла».

 

«Вот чего не ожидал от нее, так подобной реакции. Но я, как обычно, забегаю вперед.

Сегодня мы встретились в доме ее родителей. Вообще-то у них не дом, а квартира в элитном доме. Я кажется уже писал, что у них на первом уровне расположены все жилые и гостевые комнаты, а на втором – мансарда, которую отец использует, как студию.

Я ожидал, что Лиза познакомит меня с родителями, но похоже, ей в голову пока не приходила такая идея. Она дождалась, пока они уедут на новогодние праздники в Италию, кажется, к своим друзьям, и «тайно» привела меня в «обитель творчества». Если честно, меня эта секретность немного покоробила. Если бы я был мальчишкой лет двадцати, может и предпочел прятаться от родителей потенциальной невесты. Как, собственно и от самой возможности свадьбы. Но у меня серьезные намерения относительно Лизы. Впервые в жизни мне не хочется ни от кого скрывать свои истинные мотивы. А тут, по закону Мэрфи, их демонстрировать не кому.

- Что скажешь? – Мы стояли в студии, и она только что скинула кусок белого полотна с огромного мольберта, на котором был закреплен холст внушительных размеров.

Картина была типична для творчества ее отца – чистое небо всех оттенков ярко-голубого от холодного до аквамаринового, грубыми мазками снег на земле, на темной избе, на черном штакетнике. Черные деревья вдали и их ветви, будто паутинки вытягиваются в разные стороны. И яркими красными бусинами ягоды калины или рябины – сложно сказать, какому кусту принадлежат эти веточки на переднем плане. На одной из кисточек ягоды овальные, как у барбариса. Создавалось впечатление, что художник пробовал различные формы, в попытке поймать совершенство. Насчет переданной гармонии цвета и тени сомневаться не приходилось – это был шедевр, хотя и незаконченный.

- Это поразительно, Лиза… – Я отвел глаза от картины и смотрел сейчас на панораму города, открывающуюся из огромных окон студии.

Любовь к большим окнам у них, видимо, семейное. Но я взял на заметку подобный дизайнерский ход. Даже мысленно я старался отсрочить это разговор, но всё же начал:

- Лиза… а ты никогда не думала, что мы могли бы стать отличной парой?

- Алекс, мы и есть отличная пара.

- Нет, я не совсем то имею ввиду… Ты – уникальная. Единственная. Многие вещи, в моей жизни впервые случились именно с тобой…

- Надеюсь, ты сейчас не про секс? – Попыталась она перевести в шутку этот разговор.

Но для меня эти слова были серьезным шагом. Это, конечно, не было предложением. У меня просто не хватило бы смелости сказать ей в лоб: «Выходи за меня». И к тому же выбор кольца поставил в тупик. Я честно обошел четыре ювелирных, но даже представить не мог, какая именно огранка бриллианта будет по вкусу моей эльфийке – настолько неожиданными порой были ее предпочтения во всем, что касалось эстетики жизни.



Елена Савская

Отредактировано: 28.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться