Дневник Попадуси

Настурция целует Дариона

"Здравствуй, мой дорогой дневник! Сколько всего произошло, даже не знаю, с чего начать. Наверное, с кота. При чем здесь кот? Так ведь он меня спас! Васька, фамильяр Яги.
Сижу я, значит, за печкой, слезы горькие лью, о судьбе своей бесталанной размышляю, о мужике холостом, богатом, красивом, с высоким либидо, мечтаю, когда слышу:
- Мурр! Выпить не желаешь?
Смотрю: котяра ко мне за печку запрыгнул. В лапах у него бутыль мутная и кусок сала.
- Совсем Яга моя сдурела на старости лет, - кот открыл бутыль, отхлебнул и протянул мне.
А я что? Я отказываться не стала, у меня же горе! Не каждый день ведьма у меня мужа уводит!
Так что пока Андрюшенька, осьминог похотливый и его новая возлюбленная отношения выясняли, мы с Васькой распили бутыль на двоих. Хорошо живая водичка пошла! А когда закончилась, я решила, что хватит отсиживаться, надо пойти и объяснить им всем, как они неправы!
Васька пытался меня удержать, но я вырвалась из его мягких лап и вышла из-за печки! Ну, держитесь!
Но оказалось, что я опоздала. Явились эти, охотники за вампирами. Ктулху оглушили, Ягу связали, а Дариона в гроб положили и крышку тащат.
- Не отдам! – вот не знаю, что со мной случилось, но так жалко Андрюшеньку стало, что я к нему бросилась, сверху легла, целую его да причитаю: «На кого ты ж меня покинул!»
А эти, охотники, вокруг бегают, меня оттащить пытаются, и все приговаривают: « у нас лицензия, у нас лицензия...»
А Васька вокруг охотников бегает и тоже орет: «Не обижайте девушку, это я виноват! Я ее живой водицей споил!»
Кончилось дело тем, что приехали менты и всех повязали. Потом их отпустили, а мне сорок и один день исправительных работ назначили. За нарушение общественного порядка. Оказывается, охотники на вампиров сумели-таки получить лицензию на отстрел этих самых вампиров, ну и пошли охотиться. А я им, выходит, помешала. Подставила под сомнение извечное право борьбы света и тьмы и все в таком духе. Обвинение из трехсот сорока пунктов состояло, пока судья все зачитал, я уснуть успела, так что всего не помню.
Ах да, чуть не забыла. Наш брак с Ктулху признали не действительным. Почему – я так и не поняла, тоже какие-то местные заморочки.
Прости, дневник, труба зовет. В смысле звонок. Так что прячу тебя под подушку и иду завтракать. А то если опоздаю, до вечера голодной работать придется. Тут с этим строго."



Творческая Коалиция

Отредактировано: 30.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться