Дневник революции

Размер шрифта: - +

Книга третья Тайна Бога. Глава 10. Потомок жрецов

Из дневника Сольвейг

12 февраля 2774 года

         Настал новый день. Никогда прежде я не задумывалась, как неповторимо прекрасен каждый рассвет. Возможно, в душе поселилось смирение, что он последний и это придавало ему особенную непостижимую красоту, а возможно то, что мы встретили его вместе с Вигманом Адальбертом делало его таким.  Каждый ли рассвет так же трогает твое сердце, когда рядом тот, кого ты любишь. Хотели бы мы узнать это завтра, если оно наступит для нас. Мы смотрели друг другу в глаза и видели там целый мир, и этот рассвет теперь останется в том, нашем мире. 

         Как одно мгновение пролетел день. Я очнулась от мыслей уже у трапа корабля, Вигман Адальберт протягивал мне руку, все вокруг суетились, но я видела только его глаза. Они вели меня, были моим солнцем, сияющим в бесконечной ночи мира. Как смогу я жить, если оно однажды потухнет? 

         – Какие новости из «Колыбели мира»? – слышались разговоры вокруг. Но еще ничего не было известно. Полет прошел так же незаметно, как и день. Когда мы приземлились, была глубокая ночь. Планета Фео мерцала огнями, типичными для всех мегаполисов. Что делало его особенным? Для меня это была конечная точка моего пути. Здесь я должна найти того, кто виноват в гибели моих родителей. Что я сделаю, когда найду его? Не знаю. Попытается ли он убить меня? Несомненно. Довольна ли я тем, чего удалось достичь в борьбе с системой «Единого Ока»? Вполне. Никогда со времен войны не были мы настолько близки к кому, чтобы обрести свободу. На этом долгом пути именно свобода федераций от гнета «ЕО» стало моей главной целью. Игг Манне и моя собственная жизнь отошли на второй план, и теперь я не знала, что с этим делать. Возможно это будет логическим завершением моего пути, что начался когда-то давно планете Зиу по ту сторону Великого Солнца. 

         – Вперед! – услышали мы громогласную команду капитана Асбьерна и волной хлынули в здание центрального штаба «Единого Ока». Мы бежали по бесконечным коридорам, вокруг слышались выстрелы и крики. Многие не смогли пробиться выше первого этажа, кого-то уже не было с нами. Но Вигман Адальберт все это время был за моей спиной, не отступая ни на шаг. На одном из верхних этажей мы нашли центральную переговорную. Что-то остановило меня у ее дверей. 

         – Он там, – сказала я Вигману Адальберту. Принц крепко обнял меня, поцеловав дрожащие губы. Был ли его поцелуй когда-то более прекрасен? Нет. Так же, как и сегодняшний рассвет. Он ознаменовал слияние наших сердец, предрекая нам целую жизнь провести в объятьях друг друга, но… Мы знали, что вряд ли судьба будет столь великодушна. То, что мы встретились, то время, что было отведено нам, наши общие цели и мечты и то, что мы вместе до конца – все это ее щедрые подарки. Этот поцелуй был достойным завершением нашего пути. Я смотрела на дверь и понимала, что открыв ее, я вряд ли смогу вернуться. Наши глаза снова встретились. Принц был спокоен, будто нам ничего не угрожало. Может быть он уже смирился. 

         – Прощай, потомок Жрецов, – сказала я тихо.

         – Прощай, Сольвейг.

13 февраля 2774 года

             Я открыла дверь. Игг Манне ждал меня. Вдруг за спиной раздался выстрел, мое сердце остановилось, кто-то упал. Я оглянулась и увидела, что Вигман Адальберт лежит на полу. Дверь тут же захлопнулась. Это был конец. Где-то внутри меня будто произошел взрыв, уши заложило, в глазах на мгновение все стало белым. Оглушающая Тишина. 

             – Сольвейг Эстер де Бальдр, – прочитала я по губам человека, стоявшего в нескольких шагах от меня. «Наконец, я увижу его лицо, смогу заглянуть в его глаза», – промелькнуло у меня в голове. Но я не увидела их. На бледном вытянутом лице в кривой ухмылке сжались сухие губы, над ними тонкий острый нос, а выше – ничего. Пустота. 

             – Кто ты? – с трудом проговорила я.

             – Тот, кого ты ищешь. Разве не меня ты искала столько лет, Сольвейг? – я молча смотрела на него. Вдруг я почувствовала, как что-то изменилось во мне. Неописуемо четким стало все вокруг. Мои чувства были обострены до предела, никогда прежде я не была столь сконцентрирована. Никаких страхов, никаких мыслей, никаких эмоций. Игг Манне не стал дожидаться моего ответа и снова задал вопрос, – мне интересно, как ты представляла нашу встречу? Наверняка ты прокручивала ее в своей голове тысячи и тысячи раз. Я прав? – добавил он, повысив голос, от чего он стал тоньше, но затем, будто смягчившись, спросил, – все-таки мне интересно, что ты собиралась со мной сделать?

             – Я рассчитывала, что смогу заглянуть в твои глаза, – ответила я. Ухмылка на его губах дрогнула, – мне казалось, тогда я смогу понять причины твоих поступков, увидеть твою душу.

             – Только вы, люди, живете с душой нараспашку! – вскрикнул он, сделав шаг вперед, и голос его стал еще выше, чем прежде, слышались в нем насмешка и упрек, – я думаю, ты лукавишь, – продолжил он уже другим голосом, – неужели тебе не хотелось меня убить? Неужели не мечтала ты об этом все эти годы? Вспомни, Сольвейг, через что ты прошла на пути ко мне.



София Эззиати

Отредактировано: 13.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться