Дневник средневекового дракона

Часть 1.

Решила прибраться в пещере. Пока разгребала доспехи, нахлынули воспоминания. Вспомнился прошлогодний рыцарь. Славный был парень, веселый. Вызов в стихах читал и копьем смешно размахивал. Жалко, не дослушал, что возле второго входа в пещеру – обрыв…

Эх, а ведь хорошее лето было в том году. На трофеи урожайное. А историй сколько произошло... Мда.

Подумываю написать мемуары для потомков. Может, кому пригодятся.

***

Приходили смешные крестьяне. Чесали спину вилами за украденную овцу. Понравилось. Завтра еще одну украду.

***

Сегодня на голову свалилась какая-то девица в непотребных штанах. Громко ругалась, грозила кому-то оторвать то, что мешает танцевать и искала «местный тардис». Понятия не имею, что это, но, видимо, нужная вещица. При виде меня восхитилась, ослепила какой-то штукой с выдвижным круглым глазом и попросила «автограф». Пфе! Долго, что ли. Поцарапала ей куртку на спине. Девица была в восторге, обещала вернуться.

***

Уже второй день пропадают рубины, а сегодня кто-то спер  копье Святозара Пламенного, стоявшее у входа. Ну ничего. Мои сокровища так просто не упрёшь. Пойду, поставлю ловушку с проклятьем, порадую нечестный люд. Давно ничего интересного не происходило.

***

С утра у входа нарисовался рыцарь  верхом на коне и весь в разноцветных пятнах. (А ничего так вышло, красиво. А главное - ярко). Громко орал что-то про «гадкое чудовище», про то, что не честно насылать проклятья на доблестных рыцарей и что вообще неправильно это – оставлять сокровища без присмотра. Нервно почесывался, требовал снять проклятье и даже обещал обратиться к королю. Потом бросил копье возле входа, развернулся и поехал домой. Наверное, думал, что легко отделался. Наивный.

Наблюдала с вершины горы, как сверкают бронированные пятки рыцаря по дороге, а за ним несется копье, подталкивая в пятую точку.  Конь сбросил хозяина на землю еще у подножья и скрылся в местном лесу, как мне показалось, ехидно хихикая.

***

Прибыл королевский менестрель. С пяти утра горланил у подножья моей горы, после обеда убрался – наверное, горло надорвал. Привязал к дереву три коровы, а к коровам – грамотку. Коров отпустила, а грамотку читать не стала. И так знаю, что там. Дулю им с маслом, а  не царевну украсть. Они все вредные и плаксивые. Сами родили – сами пусть теперь и воспитывают.

***

Опять приходил рыцарь. Пешком. Конь крался следом, прячась в  кустах и тихо ржал. Рыцарь оставил на камне у входа рубины и, почесываясь и оглядываясь, похромал вниз, к холму. Конь выглянул из-за дерева, дождался, пока рыцарь поравняется с ним, сунул морду в забытое кем-то ржавое ведро и громко угукнул. И куда только делась вся хромота рыцаря! Как ветром сдуло.

А он неплохой парень, этот конь. Кажется, мы с ним сработаемся. Надо спросить потом, как он в лесу устроился, не обижает ли кто.

***

Болит голова и хочется пить.

Вчера вернулась та странная девица. Назвалась Анькой. Пили за знакомство пиво из какой-то заморской страны «Супермаркет» и курили «си-га-ре-ты». Забористая штука, крепче гномьего табака. Надо выпросить контрабанду, буду эльфам толкать за самоцветы.

Сошлись на мысли, что все мужики – козлы. Даже если это не люди, а драконы.

Пиво кончилось подозрительно быстро. Решили позаимствовать самогон из погреба  местного деда Кузьмы. Все равно ему одному столько не выпить. Попутно разучила надиктованную Анькой заморскую песню «Ду хаст михь». Дальше помню только, что было очень весело и что  если орать эту песню, засунув морду в окно звонарни, колокола забавно гудят в ритм. Еще, кажется, крестьяне впечатлились весельем и вышли праздновать вместе с нами, даже огни везде зажгли и хороводы вокруг нас водили. Громче всех подпевал мужик, выскочивший из звонарни.

Хоро-о-оший вечерок выдался. Анька обещала в следующий раз опять чего-нибудь интересного привезти и с друзьями познакомить.

Охо-хо…Где-то тут была лужица, которую местные называют озером. Пойду, попью…

***

Приходили крестьяне. Без вил, зато с попом. Тот ходил по холму, чего-то там кричал-кричал, но к подножию горы даже близко не подошел. Так только, с  вершины холма кадилом помахал, чего-то заунывно попел, костер с вонючими травами зажег и домой ушел.

Ходют и ходют. Спасу нет. В отпуск, что ли, улететь?..

***

В отпуск никто улететь не дал. С утра в пещеру припёрлись какие-то странные люди, перекрыли вход и заявили, что взяли меня в плен. Ка-а-акие заба-а-авные! Нет, точно останусь. Кажется, будет интересно.

Уже полдня сидят возле входа, даже лагерь разбили. Караулят. Костёр, вон, разожгли. Картошку в углях пекут. Ароматы такие, что слюнки текут. Хоть бы угостили, что ли. Пленников-то кормить положено, а  не голодом морить. Анька говорит, у них там есть какой-то «гринпис», куда жаловаться можно, если в правах ущемляют. Вот возьму и пожалуюсь. Или свой филиал здесь открою. Ну а чем мы хуже? Так и сказала похитителям. Эти только поржали, сказали, что мяса я от них не дождусь, потому как – вегетарианцы. Сами мясо не едят и мне теперь не позволят. Кинули в меня кочаном капусты и отвернулись к костру – картошку печеную чистить. Изверги. Где ж это видано, чтобы дракон одним кочаном капусты-то наелся? Тут минимум целый воз надо. А то, что я сама мясо не ем – это им знать не положено, не то имиджу конец.

Я потому и живу отдельно от братьев. Они вон как вымахали, на мясных-то харчах. Я против них совсем мелкая буду. Вот не могу есть зверье – и все тут. Они ж живые, глазами хлопают, в душу прям глядят… Сожрёшь такого – месяц сниться будет в кошмарах. А я – впечатлительная. Нет уж, я как-нибудь по старинке. Зря, что ли, у  меня огородик свой в местном лесу? Вот сейчас тихохонько выйду через второй вход, да и в лес. Заодно и коня проведаю. А эти «пленители» пусть дальше сидят, хоть до следующего года караулят, раз не удосужились пещеру вокруг обойти и проверить. У всякого уважающего себя дракона есть запасной выход – и пещеру проветрить, и тактически отступить, если приспичит.



Любовь Бердюгина

Отредактировано: 04.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться