Дневник воровки

Размер шрифта: - +

Маслена

Привет всем! Эта история о моей жизни. Ну, не то чтобы история… И не только о моей жизни…. В общем, сами разберётесь.

Меня зовут Кира. При том, что родители нарекли меня Кирьяной, а крестили и вовсе Клавой. Не знаю, чем им так понравилось это вычурное имя. Именно поэтому в школе меня звали по фамилии. Фамилия у меня тоже высший класс  - Котикова.

Ну, моя жизнь ничем не отличалась от жизни нормального ребёнка в начальной школе – друзья, уроки. Замечательная пора, когда ещё веришь в чудо и плохая оценка – самое ужасное, что может произойти.

Внешностью я особо не выделялась – длинные тёмные волосы, серые глаза и маленький рост. В общем, самая обычная девчонка.

Всё изменилось на Маслену. Был прекрасный праздник.  В нашем городе всегда ставили огромное чучело, чтобы его сжечь. Раздавали блины. Блины с вишней – самое прекрасное, что есть на свете. Меня на праздник повезли родители. Заодно прихватили и мою подругу, Таню. Мы здорово повеселились, а папа даже залез на столб и снял маме огромный колючий платок.

Мы до вечера гуляли, а потом завезли Таню и поехали домой. Дом у нас был двухэтажный. Зачем нам троим такой здоровенный дом, я понятия не имела. Кроме нас в доме жила только Мурка и её единственный котёнок Королева.

Мама как всегда на ночь расчесала мне волосы и растёрла варежками мои замёрзшие руки. Папа поцеловал меня в лоб и напоследок погладил кошку, спящую у меня в комнате на огромной куртке.

Родители ушли. Знаете то чувство, когда один ночью в своей кровати, а за окном воет вьюга и тени деревьев похожи на ужасных монстров? Тогда наступило именно такое чувство.

Я залезла под одеяло с головой. Не высовываться, не высовываться… По одеялу, по моим ногам, что-то передвигалось. У меня в горле внезапно пересохло. Закричать? Не закричать?

Когда моё сердце уже готово было выпрыгнуть, я услышала мурлыканье. Я рывком стянула покрывало с головы. Мурка развалилась на моей кровати и теперь чинно вылизывалась.

- Иди на пол,- шикнула я на неё.- Ты же всегда на полу спишь!

Что-то внизу звякнуло. Я осторожно подошла к двери и выглянула. Темно. На кухне что-то снова звякнуло и затихло. Я, ёжась, направилась к лестнице, ведущей вниз. Наверняка папа опять решил выпить ночью кофе.

Лишь когда я занесла ногу на ступеньку, я вспомнила, что папа всегда включает радио. И папа просто терпеть не может сидеть в темноте и без музыки. Внутри всё словно сковалось льдом.

- Мама!

Я бросилась к спальне родителей и забарабанила в двери. Одна ужасающая секунда, и двери открыл папа, сонный и уставший. Сзади подходила мама, накидывая на пижаму халат.

- Что такое, солнышко?

- На кухне кто-то есть!

- Детка, ложись спать. Ты же уже взрослая.

- Мама! Я слышала их! На кухне чужие!

- Скорее всего, это ветер,- пожал плечами папа и взял меня за руку.- Пойдём, проверим.

Мы все втроём пошли к лестнице. У меня перехватывало дыхание. Внизу не было слышно ничего, кроме гула холодильника. Но всё равно меня не покидало страшное чувство.

Вдруг темнота набросилась на меня, и, схватив за ноги, поволокла вниз. Я ударилась, почувствовала вкус крови на губах. Темнота, принимая расплывчатые человеческие очетания, тянула меня вниз. Рывок – это папа схватил меня на руки. Закричала мама.

Мы побежали в мою комнату. Мама щёлкнула выключателем. Электричества не было. Папа не долго думая выбил стулом окно.

- Что происходит?! Антон?!- Закричала мама, закрывая дверь.- Кто это?

- Тихо, милая,- папа подскочил к маме и поцеловал её.- Я не знаю. Скорее всего, грабители. Я не знаю, что это за чертовщина.

- Папа! Я боюсь!

- Кира, будь храброй девочкой,- папа обнял меня и накрыл Муркиной курткой.- Мы выпрыгнем из окна.

- Окна?! – Мама задыхалась от ужаса.- Но мы разобьёмся!

- Всё хорошо, милая,- папа взял маму за руку и подтащил меня к окну. Я стала на подоконник.- Кира, солнышко, не бойся. Мы с мамой прыгнем за тобой. Внизу сугробы, ничего страшного.

Я глянула вниз. Так высоко….

Дверь сорвалась с петель. В комнату мерзкими щупальцами поползла темнота. Я собрала волю в кулак и прыгнула. Мелькнули заячьи ушки на тапочках, и я кубарем скатилась по сугробу. В кармане замяукало. Это Королева, которую кошка оставила на куртке.

Папа обхватил маму за талию и тоже подбежал к окну. Один момент – и их, причём вместе с Муркой, поглотила тьма. А ещё через секунду дом взорвался. Меня откинуло назад.

Я кое-как поднялась. Колени дрожали, я бережно прижимала к себе котёнка и смотрела на пылающие остатки нашего замечательного и уютного дома.

А потом я заплакала. Я плакала так долго,  что снег успел окраситься в красный от крови, капающей с левой ноги. Я поцарапалась, когда меня отшвырнуло на асфальт. Но было почти не больно. Боль была где-то внутри.

Завыла сирена. Примчались машины, выбежали соседи. Меня схватила за плечи и развернула к себе какая-то полная женщина в милицейской форме.

- Девочка! Что случилось? Это твой дом?

- Д-да,- выдавила я и с рыданиями бросилась ей на шею.

Она отнесла меня в машину. О чём-то поговорила с другими милиционерами. А потом села за руль. Я не выпускала из рук котёнка, который не переставая мяукал.

- Бедная девочка,- грустно сказала та женщина человеку, подошедшему к окну.- Потерять родителей в таком нежном возрасте…

- Пока наши люди не нашли тел её родителей. Отвези девочку в участок, а то за ней сейчас нужен присмотр.

Заревел мотор. Я уставилась в заиндевевшее стекло. Пылающий дом всё ещё стоял в моих глазах. Я рукавом вытерла слёзы.

Хватит. Не хочу, чтобы меня называли бедной девочкой и жалели! Не буду плакать! Я больше никогда не буду плакать!



Irka Writer

Отредактировано: 30.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться