Дневник выжившего

Запись 2. 07.04.10 со д. к. Сломанный (Национальный парк Смольный)

Лес багровел от красного заката. Чёрные ветви оплетали друг друга. Было холодно. Я должен найти ночлег. Тихо.

Рекс обнюхивал впереди корни деревьев, уходящих в глубоко в почву. О них можно было споткнуться в темноте и проехаться носом по мокрой земле. Становилось всё холоднее. Надвигался ночной туман. Он скользил меж толстых стволов, оставляя белую пелену за собой. Холодно. Рекс чихнул.

- Эй, ну ты чего, дружок. - Ладонь утонула в жёсткой коричневой шерсти. Пёс тоже начинал замерзать. - Идём.

Тьма наступала вместе с холодом. Уже было почти ничего не видно, когда мы натолкнулись на старую покорёженную избушку. Жилище лесника? Я зашёл внутрь. Домишко не подавал никаких признаков жизни. Было грязно и холодно. Глаза остановились на старой печке. Думаю, придётся немного потратить спичек. Притащив веток и нечто похожее на дрова, я зажёг огонь. Наконец, тепло пошло по рукам. Я расстелил спальный мешок и облокотился на стену печки. Рекс уселся рядом, согревая мне бок. Может быть, я хотя бы сегодня высплюсь?

Звук ломающихся веток ударил по ушам. Я резко раскрыл глаза. Что это? Рекс тихо зарычал. Мне пришлось положить ладонь на его мохнатую голову, чтобы успокоить. Пёс виновато покосился. Я привстал, подтягивая рюкзак. Нужно уйти очень быстро и очень тихо.

Это вполне могло оказаться какое-нибудь парнокопытное животное: вроде лося или оленя. Но горький опыт научил меня, что лучше уж не рисковать и тем более не расслабляться. В этом загнивающем мире ты не можешь застопориться даже на секунду, а не то умрёшь. Хотя порой я задаюсь вопросом, а для чего, в принципе, живу-то? Мир уже не восстановишь. Он рухнул.

Пожалев о том, что не проверил избушку, я двинулся к двери осторожным шагом. Может, здесь и был другой выход. Нужно удрать отсюда и поскорее. Приоткрыв дверцу, я не обнаружил на горизонте ничего подозрительно и вышел. Как тут мне в лицо прилетело чем-то тяжёлым. Я отшатнулся, ударившись головой об стенку. Из носа хлынула кровь. Послышался собачий рык. Рекс вцепился в ногу человеку, который ударил меня тыльной стороной топора. Перед глазами всё плыло.

- Мерзкая псина! — пёс пролетел несколько метров, издав жалобный собачий визг.

- Рекс... – последнее что я смог выговорить, перед тем как отключиться.

***

Первое, что я почувствовал, очнувшись, это запах застоявшейся сырости. Голова гудела.

- Рекс... Рекс… — я будто отдалённо услышал свой жалобный голос. Пёс не ответил. Я попытался пошевелиться. Что-то брякнуло. Я привстал с холодной земли и обнаружил, что мои руки прикованы ржавой цепью к стене. Я огляделся. Место отдалённо напоминало погреб. А ещё повсюду валялись кучками кости. Человеческие кости. Теперь я понял. Это был не запах сырости. Это был запах крови. Господи, хоть бы с Рексом всё было хорошо.

Послышался шорох, и по лестнице спустился тот человек. Его штанина была изодрана. Он прошёл к столу, которого я и не заметил сначала. Стол был на высоких ножках и, держу пари, что именно от него несло этим ужасным запахом. Человек остановился. Его глаза были пустыми, как у сумасшедшего.

- Где мой пёс? — голос сорвался на последнем слове. В горле пересохло до такой степени, что, казалось, оно скоро потрескается.

- Твоя псина? — глухо отозвался человек. Его голос звучал очень хрипло, будто он не говорил несколько недель. - Я прирезал её.

Сердце отдалось стуком. Раз. Затем два. И медленно, три. Нет. Я зажмурился. Теперь голова непросто гудела, казалось, что вот-вот черепная коробка разойдётся по швам, и я умру быстро, без боли.

- Ты следующий, — проговорил человек и кинул свой топор на стол. Неужели он думает, что я вот так просто сдамся. - Мне нравятся слышать, как люди кричат. Тебе будет больно. Очень.

- Да ты просто чокнутый.

Не думаю, что мне будет ещё больнее. 

Человек подошёл ко мне и поднял за предплечье, как тряпичную куклу. Интересно сколько я нормально не ел? Цепь медленно скользила по запястьям, оставляя содранную кожу за собой.

- Зачем тебе это? Просто забери мой рюкзак. Я уйду и не вернусь сюда никогда больше.

- Смешно говоришь, - усмехнулся человек. - Но мне не нужны твои вещи. Мне нужен ты. Твоё мясо.

А ну, ясно. Здрасте, приехали. Я нарвался на каннибала, который, скорее всего, уже сожрал моего пса. Рекс… Нет, я не сдохну здесь.

Цепь звякнула и упала на землю. И, почувствовав свободу, я укусил этого ненормального за руку, что было мочи. Хорошо зубы ещё остались. Человек вскрикнул, то ли от боли, то ли от неожиданности, и выпустил моё плечо. Я ринулся к выходу, одним махом взобрался по лестнице и немного переоценил себя. Я резко плюхнулся на пол, как мешок картошки. Голова закружилась, и я не мог встать или даже ползти. Нужно было немного времени, чтобы прийти в себя, но у меня его не было. Доносились шаги. Я почувствовал, как меня схватили за шкирку.

Неожиданно послышалось рычание. Вдруг в разбитое окно проскочило существо и набросилось на убийцу с такой яростью и злостью, словно это был враг его жизни.

- Рекс...

Человек отшатнулся. Кровь обрызгала мою одежду. Оставлять топор внизу была не лучшая идея с его стороны. Пёс яростно прогрызал человеческую кожу, и человек кричал, кричал и кричал. Этот крик застыл в ушах, и я больше не смог открыть глаз.

Рекс лизал моё лицо. В ушах звенело, но я чувствовал, что могу подняться. Человек не убил пса, он думал, что того удара было достаточно, чтобы прихлопнуть собаку, но как бы не так. Рекс непросто собака. Он оклемался и спас меня. Я приподнялся и спиной оперся на стену избушки. Рядом неподвижно лежало окровавленное тело. Этот человек был сломанным. Сколько он убил и ещё убивал бы?

- Идём, друг. Нас ждёт трудный путь.

Мы называем животными тех, кто готов отдать собственную жизнь за нас. Мы называем животными тех, кто предан нам всё их недолгое существование. Мы называем животными тех, кто способен любить и защищать до потери пульса намного честнее, чем сам человек.



Алекс Соколова

Отредактировано: 28.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться