Дневник Художника

День 3

 Ура! Я все ещё жив! И даже сыт! Мама сжалилась и приготовила наконец-то нормальную еду и даже разрешила её есть. Только эта всепрощающая женщина старается красиво блюда не раскладывать – знает, что я начну с них писать натюрморт. Шедевра так и не удалось создать. Мама обозвала мою мастерскую свалкой. Я не согласился с этим утверждением. Мои слова волновали меньше всего – она всучила мне странный предмет похожий на квадратную, пластиковую ложку и некое сборище веток, туго перемотанных друг с другом (первый предмет оказался совком, а второй мама обозвала веником). Схватила меня за ухо и потянула в мастерскую, коварно приговаривая: «а ну пошел наводить порядок!» Вот за что она меня так ненавидит? И вообще мне некогда заниматься таким непотребством, как уборка! Мне нужно создавать шедевр! Но этой коварной женщине было все ровно. Да ещё и хомяк сестры ржёт с меня… хмырь зубастый... Пришлось убирать. Тем более в противном случае – мама сказала, что выкинет все мои вещи, не взирая, на их значимость для меня.

Ревизия мамы прошла успешно: уборка была произведена качественно - мусор нигде под столом не валялся, мусорная корзина и область возле нее чиста, пыль вытерта, блокноты, скетчбуки, и листы бумаги сложены  в ровную стопочку, а с пола вообще можно было есть!   Мама меня похвалила и даже обещала ничего не выбрасывать из моих вещей. Её браваду восхищений нагло прервал звонок в дверь. Мама пошла бодрым шагом её открывать. На пороге стоял, с не довольным видом и весь облаченный в бумагу, когда–то бывшую черновиками, сосед. На вопрос что он хотел, сказал, что руки поотрывает тому, кто вывалил на его иномарку целый ворох макулатуры да ещё и облил радужной водой. А что? Теперь у него не скучно серый Фиат, а с яркими разводами. Считай аэрография на халяву! А он ещё возмущается! И почему?

Сегодня отмыл заодно машину соседа под чутким руководством мамы. Эх, не дают мне создать шедевр!



Марго Федоренко

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться