Дневники двустранницы. Часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 6

 

В тот же вечер Валий уехал, чтобы утром следующего дня вернуться, вручив мне обещанное вознаграждение (большое, надо признать) и ключ от своей комнаты со словами, что некоторое время мне придётся пожить в столице без него, так как чувство долга требует от него стать вестником плохих новостей, в том числе и за пределами Белстата. Он неохотно признался, что просто не горит желанием афишировать мой новый статус некоторым своим знакомым с сомнительной репутацией. Ещё не время, как выразился он тогда. От ключа я настойчиво пыталась отказаться, но рыжий хитрец деловито сообщил, что в комнатах второго этажа есть ванные. Знал, на что надавить, ещё и над моей реакцией посмеялся. Тем не менее, Валий клятвенно обещал мне вернуться назад живым и невредимым. Проводив его до обеденного зала, где выпросила у Вито чашку с отваром из трав и фруктов, я вернулась к себе и устроилась на подоконнике. Мне предстоял тяжёлый разговор. По крайней мере, так начало казаться, когда перо привычно легло в мои пальцы.

«Прости, Каэдан, я не смогла ему отказать…» - с этих слов начиналось моё небольшое письмо благодетелю, в котором я пересказала ему события прошлого дня. С ответом он не спешил, чем заставил меня нервно кружить по комнате, опустошив чашку с отваром. Нервы и жажда привели ко второму походу к Вито. Предусмотрительный старик вручил мне округлый чайник и немного печенюшек, которые с его слов немного подгорели и господам магам уже не подходили. Это было сказано с такой убийственной иронией, что не оставалось сомнений, кому именно принадлежала фраза. Чем не повод вместе посмеяться? А в комнате меня уже дожидался ответ:

 

«Я при всём желании (и поверь, оно есть и оно огромное) не могу отчитать тебя за твой легкомысленный поступок. Как ни крути, а Судьба сегодня на твоей стороне. Ведь ты отказала ему сразу после нашего прошлого разговора и, получается, сдержала данное мне слово. По сути, я не в претензиях и бешусь, как бы ты выразилась, исключительно для вида. Пойми меня правильно, моё самолюбие уязвлено и признать, что идея с хасеанским подданством хороша, очень хороша, мне по-детски обидно. Но я всё равно не доверяю твоему лучнику. Мне претит проявлять доверие выходцу из фанатичной общины. Главное веру их не подцепи, как вирус. Но это лирика, Таива, призванная показать, что я за тебя переживаю, особенно в те моменты, когда твоё сердечко бьётся быстро. Тем не менее, события складываются удачно, данный факт мне тоже придётся признать. Хаск, когда сунулся в Хасеан, мне уже не служил, и записей о городе-государстве не вел, только дневник, в который заглянуть у меня до сих пор желания так и не возникло. А потому я буду рад любой конструктивной информации (забавное словосочетание), которую ты соберёшь, находясь там. В конце концов, Хасеан возник уже после того, как я покинул общество людей.

Пока же ты находишься в Кордвиле (к слову, так именуют столицу Белстата,) у меня для тебя отыщется несколько заданий. Кое-кто из прежних собирателей оценил преображение журнала, но считает, что тех карт, что есть в архиве библиотеки, мало. А потому готовься к длительному посещению королевского архива. За пропуск не переживай, о нём позаботятся.

По поводу имени… твоему хасеанцу оно всё равно ничего не скажет, я был слишком молод, и прославиться не успел. Наверно, это и к лучшему. Так что можешь не держать имя в тайне. Но о большем не проси! Несмотря на то, что он спас тебе жизнь, мне не нравится, как много он почерпнул, только наблюдая за Хаском. Можешь считать, что во мне говорит паранойя.

Жду ответа».

 

Я прочитала письмо дважды, опасаясь упустить нечто важное между слов, шифра и тайн, которых нет, но увидела лишь заботу и признание своих ошибок.

«Ну и эссе ты мне настрочил», - вывела моя рука.

«Твоё письмо было не меньше, между прочим. Даже больше».

«Не будь занудой, Каэдан, ты бы ещё количество слов подсчитал», - не удержалась от колкости я.

«Нет, уж, воздержусь. Ведь у меня к тебе просьба, на которую ты справедливо можешь обидеться…», - наступила пауза, а продолжения всё не было.

«Какая?»

«Веди дневник почаще, для меня это единственный способ следить за твоим путешествием. Кроме наших разговоров, конечно».

Просьба вызвала во мне двоякие чувства: с одной стороны, он посягнул на моё личное информационное пространство, с другой – разве дневники не для того ведут, чтобы их когда-нибудь прочитали? В конце концов, никаких тайн я бумаге не доверяю, и то, что маг тянется к моим строкам, чтобы как-то себя успокоить, было почти лестно.

«Хорошо, - ответила я. – Но поубавь свою братскую любовь. Честное слово, ты же окончательно поседеешь, а тебе нет и четырёхсот лет!»

«Сарказм, сестра?» - и в конце смайлик, самый настоящий весёлый смайлик!

«Он самый, братец, он самый, - вывела рука. – И раз речь пошла про дневники, то мне хотелось бы получить дневник Хаска. Или хотя бы его копию»

«Хочешь на его страницах отыскать заказчика?»

«Нет, но мне стало любопытно, чем он занимал себя тридцать два года. Впрочем, всё так интригует! Кто мог бы ждать исполнения убийства столько лет и ради чего? Мести? Валий говорил, что ему удалось скрыться. Понимаешь, столько загадок, и на тех страницах могут быть ответы».

«С помощью Звезды… Хаск покинул Хасеан с помощью моей Путеводной Звезды. С того самого времени, кулона у него больше нет».

Слова Каэдана всколыхнули воспоминания того дня в памяти.

Маг по-особенному чувствовал замок. Как часть себя, ведь его магией был пропитан каждый камень в кладке, каждая страница в книгах, даже растения в кадках, что обильно оплели стены замка. Поэтому в стенах библиотеки он был практически всемогущ. И когда чья-то энергия потянулась к северной транспортной площадке, он уже знал, где именно должен встречать внезапного гостя, в котором Каэдан узнал Хаска, в буквальном смысле выпавшего из тоннеля портала. На том была кожаная форма по фасону и исполнению выглядевшая как одежда Валия, только с капюшоном, а мех белого воротника был испачкан кровью.



Елизавета Фиаль

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться