"Дневники марионетки" Книга 3 - "Путь к свободе"

Размер шрифта: - +

Глава 7. Нервы

Глава 7. Нервы

 

Ведомый своими гениальными идеями, Литсери бесцеремонно протащил меня через весь дом, и, прихватив по пути два пушистых одеяла, вывел на широкую часть балкона на втором этаже.

- Эй, ты решил меня заморозить? – я остановилась в дверном проёме.

- Нет, - он накинул на меня одеяло и, снова поймав с таким трудом отобранную у него руку, подтолкнул  к перилам. – Ты сказала, что не хочешь учувствовать в этом, - он перевёл взгляд вниз, где собравшись вокруг костра, сидели три девушки. Ния что-то наигрывала на неизвестно откуда появившейся гитаре, Тарша тщательно перемешивала содержимое котелка с предполагаемым ужином, а Лари заворожено смотрела на огонь. – Так давай хотя бы понаблюдаем со стороны…

Я хмыкнула и, сильней закутавшись в тёплую плотную ткань, присела на деревянный кубик, один из тех, что заменяли на этом балконе табуретки. Лит усмехнулся, и подвинул себе такой же.

- Не хмурься, сейчас обязательно будет шоу! – продолжался издеваться надо мной он. Хотя, на улице было не так уж и холодно, и особого дискомфорта от нахождения здесь я не чувствовала. Ветер давно стих, солнце почти село, а на потемневшем небе начали появляться первые звёзды.

- Скажи, манипулятор хренов, зачем ты хочешь реабилитировать Эверио в моих глазах? – вдруг спросила я, забыв о том, что дико возмущена своевольным поведением Лита.

- Просто, - с совершенно искренним видом ответил он.

- Спасибо за развёрнутый и содержательный ответ,  - в моём голосе очень ярко сквозило раздражение, и, заметив это, замотанный в одеяло блондин, вмиг стал серьёзным.

- Ну не сердись, правда… Я просто хочу, чтобы ты постаралась его понять, - он посмотрел на меня с какой-то странной смесью иронии и сочувствия.

- Да я давно уже всё поняла. И для этого совсем не нужно устраивать каких-то показательных шоу или разыгрывать тщательно продуманные представления. Я для Рио всегда была, есть и буду всего лишь «марионеткой», которой можно манипулировать как угодно. Слишком простая, слишком доверчивая… И что бы ты ни говорил, как бы не менялось моё мнение о нём… я для него навсегда останусь наивной девочкой полукровкой, с большим энергетическим потенциалом.

- А если я скажу, что это не так? – слишком спокойно возразил Лит, а в его синих глазах появился уже позабытый мной лёд. – Если ты ошибаешься?

- А разве я ошибаюсь? – губы растянулись в странную злую усмешку, которой раньше я за собой никогда не замечала.  – Вряд ли…

- Хочешь, скажу, что заставило меня изменить свой взгляд на эту ситуацию? – вдруг спросил он, и, не дожидаясь моего ответа, продолжил. – Помнишь, когда мы встретились на пирсе: ты, я и Рио? Помнишь, что он сделал, когда понял, что я вывожу тебя из себя?

 - Ну и… - надменным голоском, уточнила я.

- Он никогда до того дня не поднимал на меня руку, - тихо отозвался Лит. – Как бы я себя ни вёл, как бы ему ни грубил, в какие бы истории ни влипал, мы всегда обходились разговорами. А за тебя… - он замолчал, внимательно следя за моей реакцией, а я же в свою очередь всеми силами старалась оставаться равнодушной. – Ты дорога ему.

- Он тоже… был мне… очень дорог, - ответила, отводя глаза. – Даже после того, как вынес мне смертный приговор, и после того, как ворвался среди ночи в мой дом… И даже вмешательство Нии на это не повлияло, но… - я сильнее сжала кулаки, чтобы не позволить снова проснувшимся злости и обиде взять верх. Голос звучал ровно и равнодушно, никогда не думала, что смогу так говорить о Рио. – Лит… он осознано сделал из меня наживку, и почти на блюдечке преподнес этим ребятам из спецслужб… И после этого ты утверждаешь, что я для него хоть что-то значу? Ха! Никогда в это не поверю!

Я снова посмотрела вниз.

Теперь расстановка сил немного поменялась, и струны уже перебирала Тарша, а вот Ния, о чём-то увлёчённо беседовала с Иларией. Они говорили тихо, и до нас долетали только обрывки фраз, а задумчивой Тарше и вовсе было наплевать на всё происходящее вокруг. Казалось, что она полностью погрузилась в нежное звучание струн под её пальцами.

- Слышала эту песню? – неожиданно спросил меня Лит, дипломатично уходя от «опасной» темы. Видимо почувствовал, что я могу сорваться.

- Нет, -  честно ответила, внимательно вслушиваясь в мелодию. Милая она была, и умудрялась сочетать в себе грусть и радость одновременно. Люблю такие вещи… они многогранны, и каждый может услышать здесь своё… именно то, что желает найти.

- Это Тамир... его работа,  – с загадочной улыбочкой проговорил Лит. - Он раньше много писал и стихов и песен, а потом забросил. А вот эта из свеженьких. Тарша долго не могла подобрать к ней подходящую мелодию, и вот пару недель назад у неё всё-таки получилось.

Аккорды звучали всё громче, всё выразительней, а потом почти всё стихло, ограничиваясь лишь лёгким перезвоном, и она запела:

 

Помешано счастье с безрадостной хворью,

А чувства бросает то в пламя, то в тлен…

Один – этот случай назвал бы любовью…

Другой говорит – поводок или плен…

А сердце вперёд, как безумное рвётся,

Сметая любые преграды пути,

Готово рискнуть, несмотря, что сорвётся

И в сей раз возврата уже не найти…

 

Поразительно, но Тарша обладала уникальным талантом своими песнями влезать прямо в душу, заставлять чувствовать те эмоции, что переживала сама, что хотела передать мелодией и голосом…

При слове «поводок» меня передёрнуло, а по спине вплоть до самого затылка пробежала очередная стая мурашек. Чувствую? Может, я ещё не совсем безнадёжна? Хотя… это всего лишь отголоски последнего эха замёрзшей намертво души. А они, к сожалению, не способны возвращать к жизни…



Татьяна Зинина

Отредактировано: 28.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться