Дневники путешественника

Размер шрифта: - +

Дневники путешественника

Мы наскоро умылись в озере и уселись за стол. 
- А что такое маримма? – вопрошал я эльфов.
- Это брат. Братья – отвечали мне. 
- А шаух?
В ответ рассмеялись. Это слово было ругательным.
Я внимательно наблюдал за эльфами, стараясь не пропустить ни единой мелочи. В целом они выглядели беззаботными, безгранично счастливыми и довольно дружелюбно относились друг к другу, хотя и не обходилось без колких шуточек, подзатыльников и смешных розыгрышей.  И только один из них по имени Витабэн выделялся из общей массы. Его сторонились, не звали к столу и прямо в лицо называли «Гаях», что означало «Размазня по жизни», а по-нашему просто «Чмо». 
Витабэн нисколько не обижался и воспринимал такое обращение к себе, как должное.  Мирно валялся он в сторонке, посасывая вино прямо из кувшина, и заливисто играл на рожке, когда этого требовали, а требовали зачастую при помощи увесистых пинков под зад.
Я поинтересовался, чем этот несчастный вызвал к себе такое отношение. 
- Он даром ест свой хлеб. – ответили мне.
- Что это значит?  - не совсем понял я -  Не хочет работать? 
- Совсем не хочет.  Нигде и никак. 
Я пожал плечами.
- Ну и что? Может, его родители кормят?
- Его кормит наш народ – жестко отрезал Миланир. – А он лишь пьянствует и спит.
- Как вы? – уколол я.
- Мы молодь – невозмутимо проигнорировали эльфы -  Все, кто сидит сейчас за этим большим столом - молодь.  А молодь у нас не работает.
- Вообще?
- Вообще. Танцы, вино и шалости – вот наши занятия.
- А как насчет учебы?
- Какой?
- Ну как это какой? Ну там… наукам разным… Ремеслам.
- Нет – покачал головой горный эльф Морнэмир. 
- Вообще, понимаешь?  – развел руками юный Ритиэн – Мы не работаем и не учимся. 
Я не мог поверить услышанному. Мне показалось, что эльфы опять шутят, но они не шутили.
- А почему, собственно вы не можете ни учиться, ни работать?
- А потому что у нас ума нету.  И особого желания трудиться тоже.
- Чем же вы тогда отличаетесь от Витабэна? 
- Тем, что мы молодь! 
Ансаэр положил руку мне на плечо.
- Мы почки, Айни.  Зеленые почки на ветвях Древа нашего народа.  Бестолковая молодь, и проку от нас никакого.  Но так будет не всегда.  Уже в пути тот час, когда мы набухнем и начнем распускаться.  И посетят нас искорки разума и заставят покинуть корни Чрева-Матери.  Тогда каждый из нас пойдет своим путем, обогащая свой ум знаниями, а руки, выбранным по сердцу ремеслом. 
-  Но корни не опустеют?  – догадался я.
- Верно.  Наши места займет новая молодь, которая сейчас еще только Иги, и пока не может покинуть Священную Колыбель. 
- Почему?
- Запрещено.  Иги не должны видеть мира взрослых. Они должны расти в любви и познавать счастье духа.  Как семена, что прорастают под заботливой рукой в теплой земле, так Иги растут в ласке и неге до самого дня своего совершеннолетия, когда под ликование всего света они войдут в этот мир.  И ветви Древа нашего народа отяжелеют под новыми почками. Такими же бестолковыми, как и мы сейчас. 
Я был потрясен. 
- А что же Витабэн? Разве он не молодь, как вы? 
- Витабэн давно не молод.  Он немногим старше моего деда – пояснил юный Ритиэн.
Я взглянул в сторону Витабэна, на вид ему было лет тридцать, не больше.  
- Он ровесник моего отца – серьезно сказал Миланир – Они вместе покинули Священную Колыбель, а это случилось очень-очень давно.
- Да, но кто с тех пор отец Миланира, и вот перед тобой гаях Витабэн.  Позор всего нашего народа - горько усмехнулся Ансаэр – Понимаешь разницу?
Я понятия не имел, кто такой отец Миланира, но уверенно согласился:
-  Конечно же. Разница колоссальная. 
- Выпьем за моего отца! – поднял кубок Миланир.
И мы охотно пили за его родителя, а потом за других именитых эльфов, как лесных, так и горных. А потом, всех нас, и все наше пиршество накрыло коротким, но основательным дождем.
- Ге-ге-ге-ге-ге! – донеслось с озера – Чего разорались ногатые?
Эльфы разразились бранью, а я опять увидел знакомые хари с грязновато-то синей кожей. Это были Ластэхи - жители озера. Гибрид человека и рыбы с внушительным перевесом в рыбью сторону. Вообще-то это народ назывался как-то иначе, но молодые эльфы звали их ластэхами, и те не обижались. 
  Они плескали в нас водой и гортанно квакали.
- Ге-ге-ге-ге.
Мои друзья бросались в них фруктами, частенько попадая им в головы. Водоплавающие тут же подбирали и поглощали лакомства.  Некоторые из них совсем выползли на берег, и чешуя их хвостов рассыпалась в солнечных лучах яркими бликами. 
 Это были довольно крупные, сильные особи, и в потасовке могли бы нанести серьезный вред здоровью. 
- Бей в нос – просветили меня эльфы – Хвоста опасайся.
Хвосты и правда внушали.  Ластэхи пренебрежительно помахивали ими в нашу сторону и обзывали нас ногатыми. Я с удивлением узнал тогда, что являюсь жутким уродом на самом деле. Ибо не было недостатка более жалкого и безобразного, чем носить вместо хвоста ноги. 
От ругни как-то незаметно перешли к застолью.  Водоплавающие подползали к нашему столу, а когда пили вино, то придерживали кубки двумя руками, как дети. 
Эльфы затеяли с ними игру в тянучки.  Правила игры оказались просты до банальности: на краю берега, у самой кромки воды нужно было сцепиться с ластэхом и постараться выволочь его на сушу, тогда как он, в свою очередь, будет тащить противника в воду.  
Игра была результативной, но не очень зрелищной. И тогда я предложил внести коррективы в правила и сделать игру более масштабной, что нашло живую поддержку у окружающих.  
Эльфы столпились на берегу, Ластэхи в воде.  Послали за длинной прочной веревкой, и ее принесли девушки. 
- Что вы собираетесь делать, Маримма? – с удивлением взирали на нас прелестнейшие создания. 
Мы взялись за один конец веревки, другой бросили ластэхам. Они нырнули с ним в глубину озерных вод, и пропали с глаз.  
- Как бы не схитрили там чего – поостерегся я.
- Могут – согласился Миланир и пригрозил – Носы по отшибаем.
Мы перевели дух.  Приготовились.  И по сигналу девушек игра началась.
Первый же рывок рыбьих морд был таковым, что они едва не затащили нас в воду сразу же. Сказывалось выпитое вино. 
- Держа-ать!!! – взревел я.
У опасной черты, у самой кромки воды мы вросли в землю, как корнями деревья.  Ластэхи рванули еще раз! Еще!  Не вышло.
С невероятными усилиями, пядь за пядью мы стали перетягивать веревку на себя.  Мучительно не хватало воздуха. Хмель истекал крупными каплями пота, но мы не сдавались. И под громкие подбадривающие крики эльфийских красавиц, медленно, но уверенно тащили упирающихся ластэхов к берегу.
 От их усилий бурлило озеро и походило на гигантский кипящий котел, из которого под острым углом торчала туго натянутая веревка.  И казалось, мы сражаемся с неведомым разъяренным чудовищем. 
-Ма-рим-ма! – восторженно скандировали девушки. 
Окрыленные их поддержкой, мы были близки к победе.  Ластэхи сопротивлялись яростно, но уже пересекла линию берега мокрая часть веревки, и показались из воды первые, вцепившиеся в веревку, грязновато-синие руки.  Плескалась и пенилась водная гладь под бешеными ударами ластэшьих хвостов.  Еще немного, и хвосты эти в бессильной злобе будут колотиться о землю, но вдруг что-то пошло не так.
Какая-то неведомая сила потянула веревку обратно в озеро и все мы, повалившись с ног, поволоклись к кромке воды.  Завизжали от ужаса эльфийки и многие из них бросились нам на помощь. Мы сражались, упирались. Боролись из последних сил, но сил не хватало. 
- Помогите! – отчаянно взывали девушки – Помогите!
Со всех сторон к нам подбегали эльфы и подхватывали конец веревки. Из лесу поспешил большой отряд вооруженных лучников. Мгновение отделяло нас от позора!  Одно лишь мгновение! Но его вполне хватило лучникам чтобы подоспеть к нам, и перевес сил опять оказался на нашей стороне. 
Снова, пядь за пядью, мы вырывали победу.  Озеро ревело и волновалось, плюясь во все стороны целыми ливнями брызг. И вот уже, какое-то громадное чудище с щупальцами как бревна показалось над гладью воды. 
- Осьминог!!! – заорал Миланир. 
Кто-то из лучников пустил стрелу. Веревка со звоном лопнула, и чудовище, оставляя за собой высокие буруны, с шумом погрузилось в глубину озера.
 Мы довольно легко вытянули на сушу растерявших весь свой пыл ластэхов. Слабо трепыхались они на песке, как пойманная в сети, залежалая рыба.
- Защиты и справедливости – робко пытались протестовать.
- Носы по отшибаем! – угрожающе сжали кулаки обиженные молодые эльфы.
Но никто не хотел ссоры. И в честь нашей победы был устроен настоящий праздник. 
 Мы отплясывали, не жалея ног, громко пели и поили вином присмиревших водоплавающих соседей.  Они быстро пьянели и вырубались намертво. Бесчувственные тела их сталкивали в озеро и оставляли дрейфовать по течению.  
 А затем не заметил, как уснул и я. И спал очень долго. И мне приснился сон, будто меня встряхнули и поставили на ноги.
 



Софья Полиди

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться