Дневники стюардессы

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 1

5 мая 2015 года. Я посмотрела на часы в телефон, был уже первый час ночи, задержка вылета не предвещала ничего хорошего, хотя и составляла всего двадцать минут. Все пассажиры были в самолете, бортпроводники давно продемонстрировали аварийно- спасательное оборудование и выходы, все ждали разрешения на вылет. Раздражение росло, некоторые уже его не сдерживали, ведь хотели отужинать перед сном.

Старшая бортпроводница сообщила, что вылет через несколько минут, казалось, я даже услышала общих выдох облегчения, настолько все не любят задержки в отправке самолета.

Рядом со мной сидел очень нервный пассажир бизнес-класса, по нему было видно, что он совсем не любит летать, хотя нет, он скорее просто боится, потому что вместо выдоха облегчения, когда стюардесса сказала, что мы вот-вот отправляемся, пассажир совсем вжался в кресло и отхлебнул еще виски Чивас.

Когда же наш самолет начал рулежку для выхода на взлетную полосу, забавный пакс совсем позеленел и я, как истинная бортпроводница, хотя и выступающая сейчас в роли просто пассажира, решила его успокоить и отвлечь.

— Здравствуйте. Меня зовут Оксана, — начала, а он удивленно взглянул на меня. — Знаете, недавно ходила в кино на потрясающий фильм «Битва за Севастополь», в преддверии Дня победы очень рекомендую посмотреть, — сказала и пассажира как-будто подменили, его лицо приобрело нормальный оттенок и он включился в беседу.

— Я тоже смотрел этот фильм, молодцы, неплохо сняли. Меня зовут Леонид, кстати, — ответил мой сосед по креслу, его взгляд сразу переменился, он стал излучать интерес. Черт, не этого я хотела добиться, подумала я, но раз уж начала, надо закончить. Тем более такие нервные пассажиры немного успокаиваются после взлета, поэтому разговоров-то всего минут на двадцать.

— Вы зачем в Иркутск? — сказал с уже горящими мужским интересом глазами.

— Я домой на несколько дней, к родителям. Моя бабушка умерла, лечу на похороны, — произнесла я с грустью, настроение испортилось, бабушка, я так по тебе скучаю, подумала я и чуть не заплакала. — А вы зачем? — решила я сменить тему.

— По бизнесу, хотим купить нефтяное месторождение для канадцев, — ответил мой сосед по креслу гордо, понятно, еще один самоуверенный бизнесмен, который боится летать. Таких, кстати, довольно много, хотя далеко не все.

— А, — улыбнулась я, уже не зная, как продолжить разговор.

— Может сходим куда-нибудь в Иркутске или Москве по возвращению?

— Ну не знаю, — стала я отнекиваться, самолет ускорил движение и взмыл вверх, это отличный повод сменить тему, подумала я задала глупый вопрос.

— Что пьете?

— Виски. Боюсь летать, поэтому всегда опустошаю перед вылетом пару стопок, чтобы брыкнуться спать. А вот сегодня не хотел бы ложиться спать, раз у меня такая красивая соседка, — черт, смена темы не удалась, подумала с грустью, наигранно улыбнулась и уткнулась в иллюминатор.

Задержка нашего вылета была вызвана плохой погодой, вот поэтому самолет сейчас терпел неприятную довольно жесткую турбулентность. Мой вестибулярный аппарат готов был к такой тряске, а вот пассажир рядом, по всей видимости, очень страдал. Он схватил гигиенический пакет и прижал его к лицу, с каждой новой вибрацией по его щекам видно было дикое напряжение, которое сосед по креслу старательно сдерживал. Рядом с ним девушка, с которой он хотел бы сходить куда-нибудь, а Леонид в таком неприглядном и постыдном для многих мужчин виде, хотя не могу понять почему им так неловко, это нормальная реакция на не закаленный турбулентностями организм.

Хотя нет, когда все-таки мой сосед заполнил уже третий гигиенический пакет, мне действительно стало неприятно. Может хватит уже?! Даже другие пассажиры уже смотрели на него с любопытство и удивлялись моей выдержке.

Хм, поработаете с мое бортпроводником и не то сможете, улыбалась сама себе, стараясь не смотреть на Леонида.

После взлета я без лишних разговоров пересела в другое свободное кресло в конце салона бизнес-класса, мой сосед даже не смел возражать, все-таки я даже не успела поужинать, к чему мне портить аппетит.

Бортпроводницам, работающим в моем рейсе, не сказала, что являюсь их коллегой. Такой хитрости я научилась не сразу, раньше заходила в салон и сразу же здоровалась со стюардессами, и говорила, что лечу по служебному, после этого не получала ни выбора блюд, ни элементарного сервиса. Конечно нельзя сказать, что для многих бортпроводников служебный билет это как красная тряпка для быка, но все-таки есть подобные ситуации, поэтому сегодня я и не стала афишировать свою принадлежность к стюардессам.

После ужина решила вздремнуть, лететь-то еще почти пять часов. Как обычно и бывает на довольно длительных рейсах пилоты нагнали расписание и наш самолет даже сел немного раньше запланированных 10:30. Этому я была рада, ведь так боялась опоздать на бабушкины похороны.

— Милая, не думала, что увижу тебя раньше и именно при таких обстоятельствах. У тебя точно не будет проблем на работе? — сказала мне мама, обнимая и целуя меня при встрече. По ее лицу было видно, что она недавно плакала, хотя и держалась со стороны молодцом.

При виде нее я даже не могла произнести ни слова, слезы хлынули из глаз, сразу стала вспоминать моменты из детства, когда бабушка оставалась со мной, если родители были заняты. Я вспомнила, как она играла со мной, кормила, ругала, когда я шкодила. Вспомнился даже забавный момент, когда я, будучи пятилетней девочкой, развела в ее квартире такой кавардак, что бабушка при виде него даже не знала, что делать, то ли отругать, что она и сделала, впрочем, то ли смеяться до упаду.

Тогда я рассыпала в кухне и прихожей какао, сахар и сухое молоко, вырисовывая красивые дорожки. После увиденного моя бабуля лишь немного поругала меня, сказала, что так делать нельзя, другая бы на ее месте по-меньшей мере бы отшлепала. Но она не была такой, она никогда не применяла в воспитании силу, бабушка была хорошим педагогом. И теперь ее нет, кажется, закончился определенный этап в жизни каждого близкого ей человека. Сейчас все уже не останется прежним.



Дарья Кова

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться