Дни и ночи Риверпойнта

4

 – Венди, как ты? – прошептала девушка.

 – Мое тело – огромный синяк, а под головой лужа. Если я не обделался во время полета, угодив туда волосами, то все в порядке, – улыбнулся Венди так, словно рассказывал забавную историю из прошлого, а не о своих возможных травмах.

 – Ты можешь встать?

 – Скорее всего. Только руку дай.

Парень едва держался на ногах. Хельга чувствовала дрожь, исходившую от его тела, когда тот облокотился на нее. Он выглядел бодро для того, кого только что сбила машина. И все равно казалась, что эта дрожь была не от физических травм, а от душевного потрясения.

 – Что произошло? – подавившись чаем, вскочила со стула Батильда.

 – Все нормально, – показывая жестом, чтобы женщина оставалась на месте, сказал Венди.

 – Тебя уже третий раз на этом месте сбивает машина, – поджала губы она. – Как такое возможно?

 – Видимо, место проклятое. Не зря же здесь столько магических лавок, – хихикнул он.

 – Очень смешно. Уже не помнишь, как тебя чуть ли не по частям собирали?

 – Сейчас все нормально. Остальное меня не волнует.

Батильда закатила глаза с таким видом, словно слышала эти фразы уже много раз, и каждый раз они были неправдивы.

 – Подойди ближе, сейчас будет осмотр. Я же все-таки медсестра.

Хоть и прихрамывая, парень подошел к ней без посторонней помощи. В магазине тихо играла этническая музыка. Она не давала Хельге воспринимать происходящее как реальность. Батильда ощупывала Венди, словно тот был тряпичной куклой, внутри которой зашита монетка на удачу. Девушка не могла оторвать взгляда от странных манипуляций. Она впервые видела такое.

 – Кажется, все и правда нормально, насколько это вообще возможно. Переломанных костей нет, зато синяков хватит на десятерых. Голова почти не повреждена. Кровотечение уже остановлено. Есть сотрясение, но это не страшно. И все же лучше такого не повторять, – бормотала женщина, заканчивая осмотр. – Сейчас разберемся с выручкой, и пойдете спать.

***

 – Знаешь, почему это место так называют? – с игривым видом спросил Венди, когда они шли по дневному кварталу. Хельга впервые видела парня при солнечном свете. Она невольно вспомнила недавний разговор в парке. Если ночью Венди казался ей лицом Риверпойнта, то днем он выглядел совсем чужим, как попугай, попавший на птицеферму.

 – Нет, конечно. Я же здесь впервые, – посмотрела на него, как на дурака подруга.

 – Видишь ту башню? – запрокинув голову, указал рукой парень. Конечно же, Хельга видела. Не заметить эту башню было невозможно, она возвышалась над всем районом. – Из-за нее квартал сизым и назвали. Раньше это была голубятня, ну а теперь – самый высокий паб в городе. После того, как владелец куда-то исчез, голуби разлетелись, все было в голубиных перьях и их дерьме. Люди не слышали друг друга из-за птичьего воркования, иногда даже по улице не удавалось пройти, потому что весь тротуар занимали голуби.

 – И почему мы их сейчас не видим? – начала оглядываться Хельга, пытаясь заметить хотя бы одну птицу.

 – Голубятина, – помрачнев, бросил Венди. – Они сделали ее фишкой паба. Нет, ты только представь, эти уроды жрут голубей! Так и до собак доберутся скоро.

 – В некоторых странах и правда едят собак, – равнодушно повела плечами девушка, словно ее совсем не удивила история квартала.

 – Только не говори, что ты родом из такого места, – поморщился он, будто Хельга прямо при нем съела пару собак.

 – Давай не будем об этом. Лучше скажи, куда мы идем.

 – Я не знаю, но у нас есть деньги, а днем в Риверпойнте делать нечего. Хотя… Здесь неподалеку что-то вроде рынка, но на деле это огромная барахолка. Такие места можно найти почти в каждом городе. Чаще всего там продают украденное те, кого считают отбросами общества. Продают за копейки! – почти провизжал последнюю фразу Венди.

Барахолка находилась в конце квартала, где жилые дома примыкают к злачным местам. Рынок занял целый двор, по которому изредка проходили недовольные жильцы. Судя по их виду, эти люди тоже нередко оказывались как в качестве продавцов, так и в качестве покупателей. Товар выкладывали прямо на асфальте, иногда на газеты, а те, кто смог найти деревянные ящики, использовали их. Хельгу не особо интересовал хлам, который был единственной возможностью заработать для маргинальных личностей. Девушка плелась за Венди, стараясь ни на кого не смотреть. Ей казалось, что продавцы были настроены недружелюбно. Создавалось впечатление, что любой из них был готов наброситься, как только увидит немного денег. С таким же видом голодные псы сидят у мясных лавок. Уставшие ждать жалких подачек, они начинают нападать на каждого встречного, а продажа безделушек – всего лишь прикрытие, ловушка для доверчивых прохожих.

 – Если есть что-то ненужное, то можно попробовать обменяться, но здесь на обмен лучше всего идут запрещенные вещества и алкоголь, – с важным видом объяснял парень. Он выглядел уверенным и раскрепощенным, шутливо общался с угрюмыми продавцами, справляясь даже с самыми злобными и нахальными из них, в то время как Хельга прятала глаза и думала лишь о том, как бы скорее уйти отсюда.



Элодия Темнотворова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться