Дни и ночи Риверпойнта

Размер шрифта: - +

5

 – Ты злишься? – ближе к концу дня спросила Хельга.

 – Конечно, я злюсь. Как можно не злиться? Любой бы злился на моем месте! – протараторил парень, как будто его слова были давно заученной скороговоркой. На лице Венди снова отразилась тень недавних эмоций, которые он с трудом смог подавить.

Девушка тяжело вздохнула, отводя взгляд. На улице темнело, но фонари еще не зажигались. Офисные работники постепенно исчезали с улиц. Они спешили домой к семьям и телевизорам. Их сменяли подростки в черных одеждах, сбежавшие из дома под покровом ночи. Родители не понимали своих детей, зато их понимали темные улицы и душные бары.

 – Послушай, Хельга, – уже спокойнее продолжал он. – Тебе нужно перестать поддаваться на провокации. Что уж там! Я даже не провоцировал тебя. Даже не пытался! А ты все равно сделала это. Если кто-то в следующий раз начнет подначивать, намекать на то, что не сможешь просидеть на муравейнике полчаса, то тоже сделаешь это?!

 – Я не думала об этом, – равнодушно ответила она, продолжая смотреть на то, как Риверпойнт из спокойного городка превращается в убежище для фриков, подобно отличнице, меняющей аккуратные косички на начес, школьную форму – на черные лохмотья, а помаду естественного оттенка –  на темно-синюю.

 – А ты подумай! Это может быть опасно.

 – Не думала, что такие как ты заботятся о безопасности, – невольно расплылась в улыбке девушка.

 – Если бы я не думал о безопасности, то не выжил бы даже неделю в этом городе! – прорычал Венди, как дикий зверь. Девушки, проходящие мимо, вздрогнули, качнув пышными розовыми юбками.

 – Послушай, я не собираюсь делать ничего такого. Да, меня легко спровоцировать, но я постараюсь держать себя в руках. И ты тоже постарайся. Ты сейчас не особо лучше меня в тот момент!

 – Ладно, забудь об этом, не важно, – буркнул парень, не желая продолжать разговор.

В сумке Венди яростно завибрировал телефон. Хельга с трудом подавила смешок, вызванный непристойными ассоциациями. Мобильник у парня был дорогой, но слегка поцарапанный. Не верилось, что у такого человека могли быть дорогие вещи, ведь весь его образ напоминал дешевое пластмассовое украшение, выкрашенное в золотистый цвет – издалека кажется, что оно стоит целое состояние, но присмотревшись, становится ясно, что это всего лишь подделка.

На экране телефона появилось оповещение о новом сообщении. Венди нетерпеливо открыл его. «Если хочешь подзаработать, то приходи как можно скорее», – гласило смс.

 – Это Эстель. Видимо, вернулась чуть раньше. Поедем или нет? Пешком довольно далеко.

 – Поехали, все равно у нас нет дел, – пнув пустую банку из-под «Grrrrrr!», сказала Хельга.

На остановке никого не было. Они сидели на скамейке и смотрели на прохожих, спешащих в многочисленные бары и клубы. Говорят, в Лефонте почти все события происходят на выходных. В Риверпойнте же никому нет дела до дня недели. Раз стемнело, значит, наступило время развлечений.

Полупустой автобус ехал медленно, передвигаясь не особо быстрее среднего пешехода. Если в других местах внешность Венди вызывала интерес у многих обывателей, то здесь до него никому не было дела – никакого шепота за спиной, глупых возгласов и выпученных глаз, направленных в его сторону. Люди, занимавшие сидения, обтянутые вытершейся тканью, выглядели настолько уставшими, что едва удерживали свои тела в сидячем положении, не позволяя себе упасть на пол автобуса, который, скорее всего, не мылся годами.

Хельга смотрела на яркие вывески, сменяющие одна другую, как житель далекой деревни, впервые очутившийся в городе. Даже реклама не казалась ей навязчивой, напротив, она смотрелась гармонично. Риверпойнт – первый город, в котором Хельга увидела, насколько интересными могут быть вещи, которые обычно раздражают, если их поместить в нужное место. Днем это место напоминало банальный яблочный пирог. Он по нраву многим, но такой город не запомнится на всю жизнь. Ночью Риверпойнт превращался в темный шоколад с добавлением красного перца. Поселиться в нем захотят немногие, но такой город навсегда останется в памяти, как ненавистный школьный задира, которого собственные родители считают почти ангелом.

Дверь в квартиру Рени и Эстель была открыта. Из нее доносилась негромкая, но довольно бодрая музыка, слышались тихие разговоры и приглушенный смех. Венди не стал снимать обувь, сразу проходя вглубь квартиры. Хельга видела, как дорожная грязь клочьями опадала с его пыльных сапог.

В постели лежала раздетая Рени в компании крупной мускулистой девушки с короткими волосами, выкрашенными в неестественный оттенок рыжего. Она ласково улыбалась, глядя на то, как отличается ее бронзовая, выжженная солярием, кожа от светло-бежевой кожи Рени. Девушки пили дорогое вино прямо из бутылки, с трудом не разливая его на шелковую простыню.

 – Добрый вечер, дамы, – обратил на себя внимание парень, и подруги лениво повернули головы в сторону гостей.

 – Прошу прощения, мы немного увлеклись, – улыбнулась Эстель, проводя свободной рукой по рыжим волосам. Она выглядела как русалка, завлекающая глупых моряков прямиком на морское дно.



Элодия Темнотворова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться