Дни и ночи Риверпойнта

7

Спать в парке – плохая идея. Там запросто могут обчистить карманы, пырнуть ножом просто от скуки или помочиться на чужие вещи по той же причине. И все же друзей это не остановило. Скорее всего, они и не задумывались о возможных последствиях.

После тяжелого дня, начавшегося слишком рано, даже жесткая деревянная скамейка, обгаженная птицами, казалась королевской постелью. Неподалеку ругалась пара молодых людей. Судя по всему, один из них пытался полностью разорвать отношения, а второй тяжело переносил такие изменения в жизни. Они вопили громко, матерились и били бутылки. Хельга постоянно вздрагивала, просыпаясь, когда эти люди срывались на крики, которые были слышны даже в соседнем районе.

Друзья смогли разлепить глаза только после полудня. Потекший макияж Венди выглядел ужасно, как будто он специально замешивал на лице разные цвета. Вчерашнее жаркое солнце сменилось густыми тучами, напоминавшими табачный дым, который вчера выпускала Хельга в ночное небо.

 – Я не знаю, что делать, если сейчас начнется дождь, – хриплым после сна голосом негромко сказал парень. Его слова растворились в шумном порыве ветра. – Клубы в такое время закрыты, а Рени и Эстель скорее всего спят. Будить их не хочу, а вваливаться, не предупредив… Не знаю.

 – Не похоже на тебя, – зевнула Хельга, прикрывая рот рукой.

 – Наверно. Не знаю, – дернул головой Венди, вскакивая со скамьи. Вороны, рвавшие чайный пакетик недалеко от них, улетели, шумно хлопая крыльями.

Неумелая игра на акустической гитаре прервала разговор, заставляя прислушиваться к слабо зажатым аккордам и необычному высокому голосу музыканта. Чувствовалось, что его тембр был не приобретенным, а естественным.

Венди пошел на звук, как и всегда, не обращая внимания, следовала ли за ним подруга. Парень с гитарой выглядел как студент, сбежавший из Лефонтского университета, – узкие джинсы, тонкий трикотажный пиджак, давно не стриженные вьющиеся волосы карамельного цвета и дурацкая шляпа, которая ему совсем не шла.

 – Обычно уличные музыканты тусуются в другом месте, – уселся рядом с ним трансвестит.

 – Потому что я не уличный музыкант, – улыбнулся ему незнакомец. Хельга стояла неподалеку, словно не знала, куда деться. – Просто репетирую. Дома нельзя, стены тонкие.

 – Тогда куда собираешься? – спросил Венди, как будто они были давно знакомы.

 – Кастинг, – гордо произнес гитарист. – Правда, это уже четвертая попытка. В те три раза даже отбор не смог пройти, – понуро опустил голову он, пряча лицо за отросшими волосами.

 – Ничего, в этот раз будет иначе, – трансвестит хлопнул его по плечу, как близкого друга.

 – Почему ты считаешь так?

 – Потому что мы с Хельгой будем за тебя болеть! Поддержка же важна для таких, как ты, верно?

 – Да, но одной поддержки мало. Там будет много тех, кто куда лучше меня, настоящих профессионалов.

 – У тебя есть индивидуальность, – вступила в разговор девушка. – Это самое главное. Профессионалов много, индивидуальностей – нет. Сегодня я услышала тебя впервые и могу сказать, что забуду нескоро.

 – Вот это ты разошлась, – хихикнул Венди, вытаскивая пачку сигарет из сумки. – Если уж она тебя поддерживает, то это многое значит. Обычно из нее слова не вытянешь. Будет кто-нибудь? – поднимая сигареты выше головы, прокричал он, как будто спрашивая у всех, кто был в парке.

 – Не курю, для связок вредно, – объяснил музыкант, отказываясь, когда Хельга уже выпускала ментоловый дым из приоткрытых губ.

 – Как хочешь, – повел плечами парень.

 – Под каким именем будешь на кастинге? – спросила девушка, отвлекаясь от курения.

 – Мишель. Под этим именем и живу. Может, следовало придумать что-то более интересное и привлекающее внимание, но я в таком не силен.

 – Не надо ничего придумывать. И так запоминается. И звучит, как будто ты всеобщий друг, а не неизвестно кто, – говорила Хельга, не смотря на него. Выглядело так, словно она общается с кустом, растущим за скамейкой, а не с гитаристом.

 – Твои слова и правда помогают. По крайней мере, мне уже не так страшно, как было полчаса назад, когда я сидел здесь и боялся даже вытащить гитару из чехла, – Мишель снова улыбнулся. Хельга невольно взглянула на него и густо покраснела. Создавалось впечатление, что этот парень был из тех, кто разбивает девичьи сердца. – Черт, опаздываю! Если сейчас же не побегу на автовокзал, то не успею на кастинг и тогда не попаду даже на отбор. Спасибо, что поддержали, – быстро засовывая гитару в чехол, протараторил парень. Он унесся, не попрощавшись.

 – Как думаешь, у этого ботана есть шанс? – спросил Венди, развалившись на скамейке.

 – У всех есть шанс, – рассматривая затянутое небо, ответила девушка. – Должно же хоть кому-то повезти. Да и он действительно неплох. Не хуже тех, кто вечерами воет в сизом квартале.



Элодия Темнотворова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться