Дни и ночи Риверпойнта

8

 – Что с ней? – почти беззвучно спросил хозяин дома.

 – Ничего хорошего, – стараясь держать себя в руках, ответила Маша. – Я не знаю, что делать.

Венди постепенно приходил в себя, но навалившаяся слабость не позволяла даже поднять головы. Он лежал на полу в луже недопитой пыльцы. Рядом валялись осколки от разбившегося стакана. Парень чудом не собрал их своим плечом.

Хельгу трясли, били по щекам и обливали холодной водой, но толку не было. Она все так же напоминала тряпичную куклу, только мокрую и растрепанную.

 – И что нам с ней делать?! – срывалась на крик Бронислава.

 – Очнется, надеюсь, – отвечал спортсмен. – Не очнется – значит, оставим ее в подвале.

 – Какой еще подвал?!! – завопив, резко вскочил трансвестит, едва не свернув кофейный столик. Голова закружилась, и он снова сполз на пол, хватаясь за нее.

 – Не будет никакого подвала, – успокоила его Маша. – Просто наш знакомый немного говнюк. Он же пошутил? – строго взглянула она в глаза хозяина дома.

 – Это же на крайний случай, – виновато промямлил парень.

 – Не будет никакого крайнего случая, – рявкнул Венди, но его голос все равно прозвучал жалко.

 – Конечно-конечно, – Маша показала ему жестом, что самое время успокоиться. – Сейчас она проснется.

Трансвестит замолчал, но схватил лежавший на полу осколок и принялся вертеть его в руках. Он негромко выругался, когда стекло разрезало тонкую кожу на ладони, и отбросил стекляшку подальше от себя.

 – Кажется, просыпается, – пробормотала Маша, всматриваясь в лицо Хельги. – Точно, просыпается!

Веки девушки задрожали, словно она пыталась открыть глаза, но этого не произошло. Она дернулась и снова обмякла.

Со стороны двери послышались шаги и невнятные разговоры. Спортсмен испуганно взглянул на гостей. Судя по всему, он больше никого не ждал. Дверь с размаху открылась. Разговоры не прекращались. Люди с презрением обсуждали, в какое отвратительное место им пришлось тащиться. Вскоре незваные гости показались. Среди полицейских была невысокая девушка. Она виновато смотрела на хозяина дома, словно пытаясь извиниться, но слова так и не смогли вырваться из ее рта.

 – Как ты могла? – беззвучно захлопал губами спортсмен. Он напоминал рыбу, бьющуюся об стекло аквариума в ожидании скорейшей смерти.

Как и ожидалось, ответа не последовало. Венди не понимал, что происходит. Все его мысли были направлены на то, что Хельга спит. Каверзные вопросы полицейских пролетали мимо ушей, оставляя после себя неразборчивый гул.

***

Хельга открыла глаза, почувствовав себя зажатой в тиски. Их впятером запихнули на заднее сидение полицейской машины, в которой пахло кофе и сигаретным дымом. Девушка непонимающе смотрела по сторонам, переводя взгляд с понурых лиц знакомых на довольных жизнью полицейских, обсуждавших планы на ближайшие выходные.

 – Куда нас везут? – спросила она шепотом у Венди, сидевшего рядом.

 – На электрический стул наверно, – грустно усмехнулся трансвестит, пытаясь размять затекшую шею.

 – Не время для шуток, – с обидой в голосе ответила Хельга, чувствуя, как закружилась голова на очередном резком повороте.

 – Плохо у нас все, – горько буркнул парень. – Не хочу в тюрьму. Там хуже, чем в мужских туалетах.

 – Сразу в тюрьму?!! – воскликнула девушка, получив ощутимый толчок в бок. Судя по всему, это был намек на то, что следует быть тише.

 – Потише там, – гаркнул один из полицейских, пытаясь сделать свой голос более грозным.

Здание полиции казалось совсем незаметным. Тот, кто никогда здесь не был, вряд ли смог бы найти вход, спрятанный под широкими еловыми ветками вековых деревьев. Создавалось впечатление, что друзей по несчастью вели в небольшой лес. Хельга с трудом передвигала ногами. Пыльца словно забрала все ее силы. Глядя на остальных, девушка понимала, что их состояние было не лучше. Тела знакомых выглядели вялыми и слабыми, похожими на осенние листья, дрожащие на ветру.

Хельга не понимала, куда и зачем их ведут, петляя по узким коридорам. Осознание пришло только в тот момент, когда решетка с грохотом закрылась. Внутри сидели такие же неудачники, как они с Венди – подростки, пойманные на воровстве; крепкие мужчины неприятной внешности, попавшие сюда, скорее всего, из-за устроенной поножовщины; уличные проститутки, не сумевшие выплатить штраф, и многие другие, чьи возможные преступления нельзя было прочитать по печальным лицам. В таких камерах обычно держат подозреваемых до выяснения их виновности.

Узкая скамейка была занята, поэтому друзья устроились на бетонном полу, не в силах больше стоять. Люди, сидевшие в камере, не разговаривали между собой, как это часто бывает. Напротив, они делали вид, словно находятся в полном одиночестве, а остальных просто не существует. Одна из задержанных горько плакала, пряча лицо в ладонях. Эта девушка выглядела как школьница, которую пугала возможность выслушивать ругань родителей еще пару дней.



Элодия Темнотворова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться