Дни и ночи Риверпойнта

14

Хельга проснулась. Голова гудела как после хорошей попойки, вот только девушка помнила, что совсем не пила в последние дни. Хельга потерла лоб тыльной стороной ладони, но противное ощущение никуда не делось, как воспоминание о первой двойке, полученной в школе.

 – О, доброе утро! – воскликнул Клайд, и его голос болью отозвался в висках. Парень сел на край кровати, и гостья отметила, что даже его домашняя одежда выглядела опрятнее, чем то, что обычно носила она. – Долго же ты проспала.

 – И сколько? – задумалась Хельга. Она взглянула на будильник, но десять часов утра не показались ей поздним часом.

 – Почти сутки, кажется. В любом случае, я рад, что ты снова со мной, – игриво улыбнулся хозяин квартиры.

 – О чем ты? – непонимающе взглянула на него девушка.

 – Ты совсем не помнишь, что было? – постарался изобразить невыносимую печаль Клайд.

 – Не особо, – повела плечами Хельга. – Помню, сидели на диване, потом фильм. После этого я хватала тебя за лицо… – она замолкла, не договорив. Глаза округлились настолько сильно, словно были готовы выскочить из глазниц в прямо сейчас.

 – Вспомнила? – качнул головой парень.

 – Вспомнила, – подтвердила Хельга. – Неловко вышло.

 – Разве? – недоуменно взглянул на нее Клайд. – Мы же теперь вместе. Неужели ты передумала?

 – Нет, не передумала, – буркнула девушка. Она так и не научилась отказывать людям. Особенно тем, которые умели выглядеть столь же жалостливо как Клайд.

 – Это хорошо, – облегченно вздохнул он. – Я уже успел испугаться. Ты обещала, что переедешь ко мне. Знаешь, вечерами здесь бывает невыносимо одиноко. Вдвоем все должно измениться. Хотя бы не придется вести диалоги со стенами.

 – Это шутка? – удивилась Хельга.

 – Нет, к сожалению. От одиночества и не такое начнешь делать, – протянул Клайд. – Но давай не будем о грустном. Идем, накормлю тебя завтраком.

После того, как девушка привела себя в порядок, она зашла на кухню. Там чувствовался еле заметный запах цветочного чая. Тем временем любовник с деловитым видом раскладывал мороженое по хрустальным креманкам.

 – Странновато для завтрака, – заметила Хельга.

 – Зато как в детстве, – невинно улыбнулся Клайд, как ребенок, оставшийся на неделю без родителей.

Девушка попробовала слегка подтаявшее шоколадное мороженое. И тут же недавние воспоминания напомнили о себе, вихрем закружившись в голове. Будто жизни в Риверпойнте еще не было, а мать только выставила Хельгу на улицу. Тот вечер был последним в Дерби. Она как чувствовала и забрала часть сбережений за пару дней до того, как ей указали на дверь. Хельга так и не увидела нового «отчима». Она скиталась по ночным улицам в одиночестве. В Дерби и днем нередко бывало пустынно, а ночью город казался почти мертвым.

Нельзя сказать, что девушку удивил поступок матери. Хельга часто подслушивала ее телефонные разговоры и прекрасно понимала, чего ждать в будущем. Зимы в Дерби были холодными, но Хельга все равно не выдержала и потратила часть денег на мороженое в круглосуточном магазине. Оно оказалось настолько замерзшим, что не чувствовался вкус, словно во рту лежал ком снега. К рассвету девушка смогла уехать из города. Ее согласилась подвезти пожилая пара, которая направлялась в Канзас-Сити.

 – Почему не спрашиваешь о Венди? – веселый голос вырвал из раздумий.

 – Не успела еще, – ответила Хельга.

 – Он приходил ночью, но разбудить тебя мы не смогли. Скажи ему, что теперь живешь у меня. А то вдруг беспокоиться будет.

 – Хорошо, – кивнула девушка. Мороженое в ее креманке уже превратилось в сладкую лужицу.

 – Позвони ему или сообщение отправь, – громко стукнул ложечкой по хрусталю Клайд и будто смутился своих манер. – У меня сегодня свободный день, поэтому хотелось бы провести его с тобой.

 – Не понимаю, как это связано, – старалась скорее доесть Хельга.

 – Вы не сможете сегодня встретиться, потому что мы куда-нибудь съездим, – широко улыбнулся парень, складывая грязную посуду в раковину.

Девушка взяла мобильник, чтобы отправить смс. Руки дрожали, и не выходило подобрать нужных слов. Она так и оставила телефон с недописанным сообщением на кухонном столе.

Хельга не знала, куда ее везет Клайд. Он сказал, что будет сюрприз. На самом деле, девушку не особо волновало это. Ей было все равно, куда и с кем ехать. Безразличие въелось в ее лицо, как тональный крем в неровную кожу парня.

***

Рыбные кости царапали горло и не давали дышать. Венди хватался за шею, но ничего не менялось. В рот продолжали запихивать полуразложившиеся рыбные тушки, от одного вида которых становилось дурно. Парень краснел и задыхался. Он пытался вызвать кашель или рвоту, но кости и чешуя оставались на месте.

Хрипучий голос прорывался в сознание, как божественные видения в голову религиозного фанатика. Голос этот неразборчиво ругался в промежутках между бессмысленными на первый взгляд фразами.

Мир вокруг переворачивался. Венди приходилось уходить от летящей со всех сторон рыбы. Она заполняла собой все пространство, лезла в нос и уши. Дышать было все тяжелее, а бормотание становилось громче, вытесняя остальные мысли.

Внезапно встряска закончилась. Парень нехотя открыл глаза. Над ним нависло суровое лицо Батильды.

 – Наконец-то! – буркнула она.

Венди непонимающе уставился на нее.

 – Лихорадило сильно, не разбудить тебя было, – отмахнулась женщина, убирая растрепанные волосы под платок, на котором собрались все краски мира.



Элодия Темнотворова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться