Дни и ночи Риверпойнта

15

Чем больше времени Хельга проводила с Клайдом, тем сильнее привязывалась к нему. Остальные приятели будто отвернулись от нее. Они не звонили по вечерам, не звали слоняться по ночному Риверпойнту, пить пиво в подворотнях сизого квартала или спать без одежды с людьми, с которыми девушка была едва знакома. Она понимала, что без Венди не нужна им. Ее помнили просто девчонкой, что таскалась за трансвеститом, – очередной заблудшей душой, которой он решил показать жизнь. Иногда Хельга задумывалась о том, помнят ли ее имя друзья Венди. Она понимала, насколько бессмысленны эти мысли, но избавиться от них не могла. Они терзали ночами, наполняя Хельгу тоской до самых краев, не оставляя места другим ощущениям.

Уходя на работу, Клайд закрывал подругу в квартире, как домашнюю собачонку. Иногда девушке казалось, что она попала в западню. Хотелось набрать номер Венди и попытаться поговорить как раньше, вот только пальцы невыносимо дрожали. Они каждый раз набирали не те цифры. А потом Хельга понимала, что ее звонка никто не ждет, ведь парень ни разу не напомнил о себе за две недели. Если с Венди дни пролетали незаметно, как главы любимой книги, то теперь каждая минута казалась бесконечной, как параграф учебника по биологии из школьного курса.

Одинокими ночами девушка нередко высовывалась из окна, чтобы покурить втайне от Клайда, вдохнуть свежего воздуха и представить, как живется свободным людям. Чем больше времени она проводила в квартире друга, тем сильнее становилось ощущение, что прошлую жизнь уже не вернуть.

 – Оденься, маленькая извращенка! – практически каждую ночь без Клайда доносилось с улицы.

Один и тот же мужик подходил к их окнам, чтобы поглазеть на Хельгу, высунувшуюся наружу обнаженной. Пару раз девушка сбрасывала пепел прямо на его полысевшую голову, но надоедливый незнакомец появлялся снова. И все же она не отказывалась от подобия прогулок. Другой возможности собраться с мыслями не было, и даже наглый мужик не казался проблемой, о которой стоило переживать.

Хельга нередко думала о том, что Клайд – чуткий и заботливый любовник, но на этом его достоинства заканчивались. Девушке нравились его гибкое тело и аккуратные поцелуи, которые плавно переходили в почти вампирские укусы. Но в остальное время парень вел себя как любящий папаша, слегка застрявший в детстве. Клайд нередко дарил красивую, по его мнению, одежду. Вся она напоминала платья, которые дочери богатых родителей надевают в честь праздников в элитных детских садах. Ведь если маленькая девочка не выглядит принцессой, остальные ее засмеют. Хельге шел девятнадцатый год, но ей самой казалось, что только пятый.

Одежда оказалась только началом. Когда девушка согласилась на новый образ, Клайд начал намекать, что таким милым дамам, как Хельга, не стоит курить и пить что-то крепче чая. Сначала она сопротивлялась, но парень был настроен решительно. Ей не хотелось ругаться с последним человеком, что остался рядом. Но отказаться от привычек девушка тоже не могла. Теперь Хельга прятала сигареты в горе своих вещей, которые казались чужими, а алкоголь время от  времени таскала из ящика на кухне. Клайд редко туда заглядывал, поэтому скандалов не происходило.

Он вернулся на рассвете. Девушка едва успела затушить тлеющую сигарету и отправить ее в свободный полет. Запах держался. Волосы и одежда впитали едкий дым. Хельга понимала, что избавиться от него за минуту не получится.

Клайд долго топтался в прихожей, снимая одежду и обувь. Он скрылся в ванной, не заметив, что девушка не спит. Хельга сидела на кровати, стараясь даже не дышать лишний раз. Она не хотела ругаться из-за сигарет и слушать упреки. Девушка не понимала, почему Клайд взъелся на сигареты, ведь он и сам курил. Причем, намного больше, чем Хельга.

 – Не спится? – улыбнулся парень, разрушая паутину мыслей.

 – Да, – с испуганным видом ответила подруга. В ночной рубашке с завышенной талией она напоминала маленькую девочку, которой было страшно спать из-за ветки, скребущей по окну, когда дует ветер.

 – Запах странный какой-то, – поморщился Клайд. – На сигареты похоже.

 – Наверно с улицы, – соврала девушка. Она не успела закрыть окно до его прихода. – Хотела проветрить, но не получилось.

 – Вся комната пропахла, – с сожалением вздохнул друг, стягивая оставшуюся одежду.

Он утянул Хельгу под одеяло, зарываясь в ее светлые волосы. Девушка знала, что Клайду не нравятся цветные пряди на ней. Он не раз предлагал избавиться от них, но Хельга упрямо отказывалась идти в парикмахерскую. Бирюзовые и фиолетовые пряди стали напоминанием о прошлой жизни. У нее ничего не останется, когда они потеряют цвет и смешаются с остальными волосами.

Друзья проснулись к полудню, когда коварное солнце пробралось в комнату даже сквозь занавески. Каждое утро у Хельги болела голова. Девушка понимала, что дело было в десятке бессонных ночей, которые она провела у открытого окна.

Жизнь с Клайдом оказалась странной. Хельге быстро надоело завтракать мороженым. Она начала учиться готовить. Парень привык к увлечению подруги всего за пару дней, и Хельга почувствовала, что сама загнала себя в угол. Теперь от нее все время ждали новых блюд на завтрак, обед и ужин. На готовку уходил почти весь день. Девушка не бросала это занятие, потому что не хотела думать, что сидит на чужой шее. Но куда ужаснее было разочарование в глазах Клайда. Каждый раз ей казалось, что друг не простит безделья, и тогда она останется совсем одна. Только в этот раз Венди не вытащит из трясины, в которой Хельга окажется снова.



Элодия Темнотворова

Отредактировано: 07.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться