Дни Клары

Font size: - +

Глава семнадцатая. «Газетные вырезки».

Такой жуткой суматохи город не видел со времен одичалых собак госпожи Тихоновой, пытавшихся  сгрызть семейку приезжих евреев, которые после этого случая незамедлительно покинули свой дом,  – об этой истории могла бы напомнить одна лишь Клара, читавшая газетные вырезки из закрытого архива. Остальные считали, что такой переполох случился впервые за это десятилетие. Для жителей города, чья жизнь текла в тихом семейном ключе, вышедшая статья показалась по-настоящему шокирующей. Все разом позабыли о погодных аномалиях, мучавших их долгие недели, и разных письменных очерках о них в газетах. Но, как и полагается, все эти статьи – о погоде и о Кларе – поставили рядом, и они уже навеки оказались скреплены друг с другом хронологией истории города. А через несколько десятков лет все они даже попали в закрытый отдел, который стал еще более тайным, и, вопреки мнению служащих архива, продолжал существовать теперь под юрисдикцией всего лишь трех людей.

Когда история с Кларой только начиналась, местная газета уже захлебывалась собственной слюной, прознав о негодовании жителей и разнообразии слухов по поводу случившегося. Как они написали впоследствии, начиная уже вторую, длинную, в две страницы статью, написанную спустя четыре дня после того, как вышла первая: «…неплохо все начиналось». «Неплохо – это не подходящее слово» - подумала бы Клара, если бы прочла эту статью. Для нее все началось попыткой к изнасилованию, и, несмотря на то, что попытка была безуспешной, назвать начало неплохим со стороны журналистов было все равно, что плюнуть ей в лицо. Впрочем, никто не задумывался о вопросах этики. Газетчиков увлек стойкий запах успеха, который чувствовал каждый, кто готовил материал к выходу. И они нисколько не прогадали: когда история была предана огласке, статью прочел каждый дом в городе. О том, как все продолжилось и закончилось во второй статье, и мечтать нельзя было. Первая в сравнении с ней казалась ненавязчивой рекламой или даже аннотацией, тогда как вторая являлась настоящей кульминацией. Журналисты прыгали от радости уже тогда, когда Клара попала в больницу, после того как она выбрела из леса; Когда же все продолжилось и закончилось, они бились в конвульсиях и судорожно дергались, катаясь по полу в приступах счастья.

Вторая статься просто разорвала все мыслимые и немыслимые пределы их воображения. Это был большой прорыв их городской газеты. Но случилось все это после того, как Клара провела сутки в больнице, мучимая психотерапевтами, врачами и полицией. Это произошло позже, когда она отправилась в лес с бригадой полиции, чтобы найти Григория и показать им место преступления. Конечно, не настоящее, а только то, о котором она условилась с Адамом.

В этой истории была еще одна важная деталь. Ее сумка. В город она вернулась уже без нее. «Я оставила ее там, но это ничего страшного. Это вообще не может быть проблемой, когда вокруг такое творится» - подумала Клара, когда обнаружила пропажу. Ее сумка осталась лежать в мокрой траве, в пяти метрах от дерева, в ограде сгоревшего дома. За часы, проведенные на сырой земле, она пропиталась влагой и обрела грязный серый оттенок брошенной навеки вещи. В ней лежали газетные вырезки, половину из которых Клара еще не просмотрела. Все они были из закрытого архива, и почти каждый из них претендовал на звание самой ужасающей истории. Почти, потому что среди них была маленькая статья, попавшая в газету без претензии на скандальность и имевшая вполне спокойное, по сравнению с остальными, содержание:

«30 сентября, близ города, на железнодорожных путях потерпел крушение товарный поезд строительной компании «Европа», в вагонах которого перевозился уголь, взрывоопасные вещества и отделочные материалы. В результате расследования было установлено, что авария произошла по причине несоблюдения стандартов перевозки взрывоопасных веществ. Вина компании «Европа», установленная в первые часы после крушения еще оспаривается, но компания решилась возместить весь ущерб, причиненный городу. В результате крушения сгорело четверть гектара прилежащей к дороге местности, железнодорожные пути приведены в негодность. Работы по их восстановлению отложены на неопределенный срок. Также пострадал недостроенный одноэтажный дом. Постройка в частную собственность не входила. Молодой человек, проживавший там, претензий не предъявлял и после происшествия исчез без вести. Жертв среди городского населения нет. Жертв, среди экипажа поезда - нет».  

Статья датирована вторым октября того же года. Позже она получила опровержение, а сама была изъята из общественности на второй день после выхода газеты. Строительная компания «Европа» благородно согласилась возместить убытки издательства, связанные с затратами на переиздание ложного материала еженедельника.

 



Rath Bone

#2268 at Mystic / Horror
#3229 at Young adult
#1821 at Teenage literature

Text includes: тайны, боль

Edited: 21.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: