До легенды новой эры

Размер шрифта: - +

Глава 8

Внезапно зажегшийся свет парень воспринял немного болезненно. Он не знал, сколько времени просидел в этой пустой комнате без окон, с тех пор как исчез зал ТВТ с застывшей сестрой. Меймор всё еще видел ее взгляд, и в какой-то момент казалось, слышал ее голос.

«Прости, сестренка», - с горечью подумал юноша.

Перевоплотиться в Рыцаря, сделать проход в стене и отправиться искать Рыжую, не составило бы труда, если бы не лежавшая без сознания Биарта. Оставлять девушку одну он не хотел, как и ходить с ней на руках неизвестно где.

«На выходе могут подстерегать ловушки. Я могу рисковать собой, но не ей».

Глаза постепенно привыкли к свету.

«Скорей бы ты уже очнулась».

Меймор слегка провел рукой по лицу девушки, невольно любуясь.

Биа открыла глаза и с удивлением посмотрела на парня:

- Что ты тут делаешь?

- То же, что и ты. Биарта, не делай вид, что ничего не понимаешь. Скоро узнаем, зачем Рыжая переместила нас сюда.

- Меймор, откуда ты знаешь ее?

- Всё еще не поняла, - грустно вздохнул он.

За спиной юноши появился черный плащ.

***

Увернувшись от стула, девушки из БИС бросились врассыпную. В руке Харон заблестели кольца, а Си материализовала трость, только посередине у той было острое лезвие. .

- Эта Сила и, правда, бешеная, - прошептала Ия.

- Поговори мне еще, - глаза Харон опасно заблестели, Защитница собралась было замахнуться рукой, но вереница камней, обвив всё тело, не дала это сделать.

- А ну, успокойся! - следующим движением Нибуру резко «впечатала» ее в стену, а Шангай, угрожающе рыча, встала перед БИС.

- Харон! - вторая Хранительница крепко прижала предплечье к ее горлу, - слушай сюда, - силы в хрупкой на вид Нибуру оказалось не мало, - знаю, Сила меняет, ты можешь спокойно убивать, драться без сожалений — это своего рода механизм защиты для психики. Но бывают побочные эффекты. Харон, что бы ты ни поделила с ними - убьешь этих двух — убьешь не врагов — и это шаг до Падения. А знаешь, что делают Лорды — отбирают Силу у Падших Хранителей.

- А могут? - на удивление спокойным голосом поинтересовалась Харон.

- Они для того и существуют, - вздохнула Нибуру и убрала руку и камни.

- Что еще за новости про Падших? - поинтересовалась Харон.

- Те, кто направляют Силу во зло. Не до того сейчас, - одернула Шангай, - у нас туман, пропавший Рыцарь и прочее.

- И драки в центре запрещены, - запоздало прокомментировал полуробот, но тут же под взглядом всех остальных предпочел молчать дальше.

- Эй, ИС, - обратилась Харон к девушкам, - ладно, опускайте оружие, переговоры вести будем.

- Делать нам больше нечего! - Си только крепче сжала трость. - Этот ваш Черный Рыцарь заманил сюда Би, прислал ей сообщение с просьбой о встрече! Где она? Что вы с ней сделали? - глаза девушки, едва видимые за маской, горели ненавистью.

- Где-где, - Харон ругнулась, - с нашим идиотом-Рыцарем в ловушке рыжей «принцессы» Бангина.

- А меня больше волнует другое, - проговорила Шангай, пристально рассматривая оброненную Си трость, - ты как научилась оружие создавать, а?

Та в ответ лишь усмехнулась.

- Ллойд? - полувопросительно произнесла Ия, - отходя в сторону Хранителей. - Си, что-то не так.

- Ты всегда была умней остальных, - фыркнула Харон.

- Замолчи, - в руке Си появилась новая трость. - Вы ничего не знаете о Силе Ллойда! Ничего!!!

***

- Разочарована? - губы Рыцаря изогнулись в грустной улыбке.

- Я? Не то, что…удивлена! - пролепетала Биарта.

Девушка тоже попыталась улыбнуться. «Меймор не такой уж и плохой. Наверняка, в Рыцаре проявились его лучшие качества», - подумала она.

- Меймор, то есть Черный Рыцарь, а ты всё время помогал нам, зная, кто я?

Юноша кивнул.

- У меня были причины не открываться тебе. В начале по просьбе Бэрта, а потом ради твоего же спокойствия.

- Тот случай, - Биа склонила голову, стараясь сдержать слезы, - ради нас ты пошел на такую жертву.

- Я уже говорил тебе, и повторю снова — в том не было твоей вины, - его рука коснулась лица девушки, стирая слезы.

- А почему фрагменты забираешь?

Вздохнув, Рыцарь все-таки объяснил, что не доверяет Бэрту, что должен вначале сам проверить информацию оттуда и тому подобное. На секунду он задумался, но, посмотрев в чистые голубые глаза девушки, добавил:

- А еще из-за сестры. В семь лет я оказался на пороге дома сирот, рядом с ней, ничего, кроме наших имен, не помня о прошлом. Обследования, беседы с врачами и даже помощь госслужб — но ничего о наших родителях. Их лица и имена расплывались в памяти. Одно имя из прошлого я помнил, но «его не существовало» - вот вердикт. Как и не существовало нас. Может быть, я сам выдумал наши имена. Но эта маленькая девочка — моя сестра, в этом я не сомневался. И насколько мог, заботился о ней.

В доме сирот все было не так у и плохо. Просто ты рано начинаешь понимать, что одного ума мало и надо быть сильным - не ради себя, ради нее. Чтобы никто не посмел и пальцем ее тронуть. Ты сам накладываешь обязанности на себя и не жалеешь об этом, потому что кроме сестры никого не осталось. И единственное, что тебя гнетет - невозможность быть с ней все время. Пусть вам и позволяют видеться чаще обычного, но этого мало.

В четырнадцать я, как и все, определился с тем, чем хочу заниматься, пошел в колледж, нашел подработку. Через два года мне удалось получить право опеки, и я привел Сэм в нашу собственную квартиру. А потом, время прошло очень быстро, и уже ей исполнилось пятнадцать. И она начала искать правду. И искать себя. Но делала это весьма своеобразными способами. А мне приходилось забирать ее из мест не самых приятных - от клубов до участков ОЧС. Благо, в итоге она образумилась. Я и сам, казалось, смирился с тем, что прошлое останется в неизвестном прошлом, пока не увидел фрагмент базы Шангаев. Тогда у меня появилась надежда.



Анна Елагина

Отредактировано: 12.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться