До новой встречи в Пропасти

I

Запись номер один

Второй год без имени

И первая моя запись. Прежде я не вёл бортжурнал. Не видел смысла. Запись – это след, это память. А я не хочу оставлять следов, не хочу, чтобы меня помнили. Не важно, кто я, не важно, кем был. Не важно, как я выгляжу, куда держу путь. Я ничего не значу, и бортжурнал… он вовсе не про меня. Он о моём мире. О Пропасти. О её жителях. О войне, которую они ведут между собой. О войне, которая пожаром пылает у них внутри.

Какая она, Пропасть?

Пугающая. Странная. Удивительная. Полная опасностей и ярких красок. Синих и голубых, как небо или озёра, серых, как грозовые облака, в которых я всегда спешу укрыться, зелёных, как трава, и красных, как кровь, что льётся рекой. Пропасть очень разная. Прежде я этого не замечал. Ведь у меня не было зелёных крыльев самолёта, которые каждую ночь поднимают меня в небо.

Прошли месяцы, прежде чем я научился им управлять. Это было непросто. Долгие годы в небе я был лишь гостем. Был пассажиром и завидовал аквиларам, способным одной силой мысли поднимать в небо огромные машины, заставлять летуны держаться в воздухе. Судьба избрала меня не для полётов, а в мире, где небо значит всё, это ужасное невезение. Судьба желала для меня не неба, а чего-то иного, вот и пришлось её обманывать.

Наверное, учиться в одиночестве труднее всего. В тоже время управлять такой большой, мощной машиной, совершенствоваться каждый день, подниматься всё выше и выше – невероятно увлекательно. Как и у меня, у самолёта нет официального имени. Хотя я слышал, что его называют «Исчезающим в облаках» или «Неуловимым». Это, разумеется, глупости. Я ласково зову его «зелёные крылья».

Да, он единственный в своём роде. Его чертежи, ветхие-ветхие, старинные, совершенно случайно попали в мои руки. Это было давно, ещё в прошлой жизни. Когда-то они не имели значения, мертвым грузом лежали среди других документов. Я и не вспоминал о чертежах, но потом вцепился в них мёртвой хваткой. Они стали первым шагом к новой жизни без имени. Благодаря им и помощи новых друзей, у меня появились крылья. И свобода, о которой прежде и помыслить не мог.

Я говорю о свободе выбора, о возможности увидеть мир таким, какой он есть. Познать его. Несмотря на то, что летаю я в основном ночью, я многое подмечаю. И то, что вижу не просто беспокоит или пугает, а сокрушает.

Сейчас за единственным окном маленького дома, моего убежища, собрались тучи, гремит гром, вот-вот снова пойдёт дождь. Тёплый, как и всё на юге (а я очень люблю тепло). Летун нельзя назвать безопасным местом. Порой на этом клочке земли, зависшем над Пропастью, появляются пираты, благо, что не корсары Элевентэля, от которых я предпочитаю держаться подальше.

Пираты. Беглецы. Отщепенцы. Те, кому не нашлось места в родных странах. Многие бежали от Небесной войны, но не смогли от неё укрыться и продолжили сражаться. Вот только в войне нет благородства, а у этих солдат удачи нет чести.

Пропасть кажется такой большой, взглянешь на карту и диву даёшься. Вот могущественное Царство, сильнейшее из государств людей. Вот Грагос – яркий, шумный, лишь на первый взгляд благополучный, а вот прекрасный и загадочный Элевентэль, тёплое, солнечное, удивительное Гнездо, опасная и непредсказуемая Большая Барахолка. Государства Пропасти очень отличаются друг от друга. Но есть то, что их объединяет. Жажда. Власти, обладания нефтиксом – самым важным ресурсом, самым ценным сырьём. И в своей жажде они забывают о самом главном, о том, что, быть может, все мы, люди и элевен, квиззайи и зумзацх не так уж и отличаемся между собой. Все мы из плоти и крови, все мы можем умереть, и все отчаянно сражаемся за жизнь.

В небе я могу быть свободным, в небе я чувствую себя в безопасности. Со мной зелёные крылья, оружие и возможность всякий раз избегать расправы, избавляться от преследователей. А у других такой возможности нет. Многие жители Пропасти, и не важно, какого они рода, из какой они страны, беззащитны перед чужой жестокостью. Их некому защитить. Я слышу их, знаю, что они просят о помощи, но не всегда могу прилететь вовремя. Как бы ни рвался вперёд, как бы ни спешил, я всё равно опаздываю. И мне их всех не спасти. Никому не спасти.

Помимо меня на острове живут фермеры. Люди. Грагосцы. Их поселение расположилось на другой стороне, за лесом. Они частенько просят о помощи. Я могу закупить продукты, привезти вещи и лекарства, какие-нибудь безделки для детишек. Особенно им нравятся модели самолётов, которые можно запускать в небо. Дети мечтают однажды стать лётчиками, покинуть это захолустье, увидеть мир и прославиться. Они верят, что в другом месте, далеко-далеко от забытого всеми, скучного острова, смогут стать счастливыми. Как же не хочется их разочаровывать! Они ещё не знают, что, куда бы мы ни отправились, свою Пропасть мы везём с собой.

Вряд ли при иных обстоятельствах люди относились бы ко мне благосклонно и без страха подходили к моему жилью. Но я нужен фермерам, хотя бы потому что могу прилетать и улетать по своему желанию, и если уж залетаю на Барахолку, гоблины не могут меня одурачить и обокрасть. А этим людям приходится на всём экономить. Община арендует только часть острова, остальная земля принадлежит другому хозяину. Время от времени по его почину сюда привозят туристов, в основном из Царства. Скучающие богатеи. Ещё чаще – учёные. Их интересует нагромождение камней в лесу, они стоят кругом, идеально ровным, аккуратным. Судя по всему, эти камни очень древние и поэтому вызывают интерес исследователей. Я с любопытством наблюдаю за ними, а если людей становится слишком много, ухожу под землю. Люди мало похожи на меня. Они суетливые и шумные, очень громкие, праздные. Очень живые. Они… искреннее нас.

Если на остров прилетают пираты, фермеры прячутся. Среди них не так много мужчин, и боеприпасы следует экономить.

Я почти не сталкиваюсь с пиратами. Они прилетают и улетают. Тут у них перевалочная база. И никак от негодяев не избавиться. Взорву базу, перебьют всех фермеров. Пираты — твари живучие, как сорняки, от одних избавишься, так прилетят их подельники. Пираты опасны, они бич нашего мира. Мне они не могут причинить вред, им не найти моё подземное убежище. А дом… дом снаружи больше напоминает развалины, чем жильё. Да и лес этот с древними камнями мерзавцы, похоже, не любят. Я не вступаю с ними в открытое противостояние. Летать за ними, запутывать, мешать планам, не убивая, это одно, это куда интереснее, а вот перестрелять их всех – совсем другое дело. Не все становятся пиратами по своей воле. Пропасть большая, вот только перед своими горемычными обитателями она открывает немного дверей.



AnniLora

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться