До новой встречи в Пропасти

III

– Этот бортжурнал совершенно не похож на бортжурнал, – констатировал факт я. Тадеуш поднял брови, он был заинтриговал. А ещё он нервничал. Я разделял его волнения. Любой бы распереживался. Этот треклятый бортжурнал – единственная зацепка, короткая ниточка, которая, возможно, тянется к убийце Шлёцеров. Часы тикали. Оглушительно. Спешили украсть наше время. Мы не могли не доложить о находке в OGA. Нам предстояло передать все материалы дела. Речь шла об элевен и об убийстве кайзеров. Расследовать такие преступления – прерогатива Оберстен Гехаймен Амт, но и нам не избежать вопросов. Особенно нашедшему бортжурнал Тадеушу. Я боялся за парнишку. Бедолага! Бедный Тадеуш! И угораздило же его найти журнал эльфа! Эх… одно неверное движение, и полетят наши головы! С OGA всегда так. – Взгляни на записи. В них нет порядка. Нет никаких дат, указаний! Как же понять…

– А может, это и не имеет значения? – Тадеуш запустил пальцы в волосы. – Леонхардт Шлинк погиб в 919 г… госпоже Катрине было всего шесть лет. Вполне возможно, что эльф не имеет никакого отношения…

– Подумай хоть немного, Тадеуш, пораскинь мозгами! Если эльф никак не связан с гибелью госпожи Катрины и её мужа, тогда откуда в их доме взялся бортжурнал? – юноша раскрыл было рот, но тут же его закрыл. Возразить было нечего. – Вот именно! Мы должны узнать, когда произошло то или иное событие, описанное в журнале. Тогда мы поймём, когда госпожа Шлёцер видела эльфа в последний раз.

– Думаете, он мог её убить? – нахмурился Тадеуш. – Но как? Это невозможно! Элевен! В Цитадели! Это совершенно невозможно!

– Я согласен с тобой. Но бортжурнал эльфа – неопровержимое доказательство! Его, конечно, могла привезти сама госпожа Шлёцер. Но это значит, что она встречалась с Безымянным.

– Запутанно. И скверно, – Тадеуш, который прежде зевал, взбодрился, притянул к себе журнал. Он вытащил несколько чистых листов бумаги из папки, вооружился ручкой и принялся листать дневник. Мне стало любопытно.

– Итак, 919 год. Леонхардт Шлинк гибнет, его дочь спасает эльф. И возвращает в Цитадель. У него всё же получилось связаться с её родственниками. И надо же! За столько лет эта история ни разу не всплыла! Так, 919 год. Эльф пишет: «два года без имени». Смотрим… следующая запись имеет аналогичный заголовок. Следовательно, Безымянный также оставил её в 919 году. Хм… но в ней ни слова о госпоже Катрине! Тут про каких-то пиратов, которых он выслеживал в джунглях. Хм… это, очевидно, следующее важное событие. Поэтому оно вошло в журнал. А потом, глядите, лейтенант! «Четыре года без имени»! Он долгое время ничего не писал! Почему? Чем Безымянный был занят целых два года? Опять ловил пиратов? Если полистать журнал, можно заметить, что эльф делал большие перерывы между записями…

Тадеуш принялся читать. Похоже, повествование его увлекло. Ну разумеется! Пираты, джунгли, погони, битвы и полёты. Приключения. Что ещё нужно мальчишке? А по мне, не делал этот эльф ничего особенного. Пираты. Самые обыкновенные бандиты. Они не чета Хунте Чёрного Крюка. Мы напрасно тратили время.

– Хм… странно! Очень странно. Глядите, это не записи эльфа Безымянного, – Тадеуш протянул тетрадь. Я нахмурился. Ах! Этого ещё не хватало!

– Действительно странно… кто-то вклеил эти листы в тетрадь. Другой…

– Катрина Шлёцер! Это ведь её почерк.

Грянул гром. Самый настоящий!

– Ты уверен? Почерк госпожи Шлёцер?

– Конечно, уверен! – надулся Тадеуш. – Я всегда серьёзно подхожу к делу. Я просматривал её записи. Катрина Шлёцер сама вела расходные книги. Это определённо её почерк. Она вклеила листы в тетрадь. Госпожа Шлёцер. Значит, это она привезла дневник в Цитадель! Значит, она всё же встречалась с эльфом! – парнишка так и застыл с открытым ртом, он никак не мог в это поверить. А я подозревал, чувствовал, что всё так обернётся. Беда одна не приходит. Оберстен Гехаймен Амт теперь не оставит нас в покое. Тадеуша будут раз за разом допрашивать. Возможно, с пристрастием. Дело, безусловно, засекретят, и если что-то… если что-то пойдет не так, если эльфы действительно прокрались в Цитадель, то мало никому не покажется.... Нужно было во всём разобраться. Я придвинул стул к Тадеушу, сел рядом, и мы принялись читать. Мы искали ответы.

***

5 Малацлихсса 939 г.

Я оставлю эти записи в твоём бортжурнале, и, возможно, когда-нибудь ты меня вспомнишь. Я возвращаюсь в Цитадель, и едва ли мы ещё увидимся. Как бы я ни искала тебя, мой драгоценный, и ни звала, мне за тобой не угнаться. Ты продолжишь своё путешествие, а я, если уцелею, буду жить, как жила, и никто ни о чём не узнает.

Я помню истории об элевен. Няня Ханна и отец рассказывали, что эльфы опасные, жестокие и кровожадные, что они враги нашего народа. И я верила. Все дети Царства в это верят. Когда мы впервые встретились, я поняла, что не все истории – правда. Всё-таки ты спас мою жизнь, вылечил, связался с дядей и тётей, лично доставил на место встречи. Я, правда, надеялась, что прилетит отец и заберёт меня. Я отказывалась верить в его смерть. И не только тогда, но и многим позже. А дядя и тётя… я почти их не знала. Если тётушка приходила в наш дом, то морщилась, глядя на меня, и говорила, что я слишком избалована. Дядя и вовсе со мной не разговаривал. Но так или иначе, они откликнулись на сообщение, решили забрать к себе. Правда, в Цитадель меня должны были доставить чужие люди. Я боялась, не хотела лететь. Снова думала, что меня схватят пираты и причинят боль. Но ты улыбался и сказал, что всё будет хорошо, что скоро я буду в безопасности. У меня на руках был котёнок, черный, как ночь, пушистый-пушистый, похожий на непоседливый зубастый шар. Он пытался вырваться, хотел кататься в высокой траве и играть, я пыхтела, но старалась его удержать.

Мы ещё увидимся? – спросила я с надеждой. Тогда я думала: это просто, встретиться снова, увидеть тебя, когда пожелаю.



AnniLora

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться