До новой встречи в Пропасти

IX

Запись номер шестьсот пятьдесят

Двадцать второй год без имени

Но что мы готовы пойти ради тех, кого любим?

Ответ прост: на сделку с собственной совестью

– Цьяго сертонэ сонемио эневелиэль! – ругалась Джиовэннэт. В одной её руке был ледяной меч, в другой — винтовка «Велена». В глазах Джио бушевало пламя. Катрина тоже не растерялась, утащила мою винтовку и уже прицелилась.

– Спокойно! Спокойно! Это друзья!

Джио была настолько потрясена услышанным, что не нашла подходящих слов. Зато её мысли пустились вскачь: «Ты рехнулся, Марчелиэль! Ты точно рехнулся! Друзья? Это же! Это же гоблин! Ты не мог! Не шути так со мной!»

Катрина тоже заметила Хика и опустила оружие, вздохнула с облегчением, заулыбалась.

Друг уже успел заключить меня в объятья, а потом хорошенько ткнуть в бок, правда, не выпуская когтей.

– Блин!! Мерзавец! Что ты сделал с моим сокровищем? С моими великолепными зелёными крыльями?! И почему не выходил на связь? Хотел, чтобы меня удар хватил! Блин! Идиот! Я же волновался! Я уже не в том возрасте, чтобы постоянно нервничать! Ааа! Очаровательная «куколка» Катрина! Здравствуй! И ты меня заставила понервничать! Исчезла так внезапно! Я уж думал: ты погибла! Нельзя так, девочка, нельзя! Блин! Как же я зол!

Хик разворчался, он отпустил меня и принялся расхаживать туда-сюда, скалясь и размахивая кулаками. Он мог быть невероятно эмоционален, особенно в тех случаях, когда действительно переживал. Полы его длинного, не подходящего по размеру пальто волочились по снегу, зелёный нос распух от холода. Катрина выглядела пристыженно.

– Простите, Хик! Я не хотела вас огорчать, вы были так добры, столько всего для меня сделали…

На лице гоблина отразилось довольство.

– Бери пример с «куколки», Безымянный! Ты вот даже прощения не попросил! Заявляешься сюда, с зелеными крыльями непорядок, ещё и надеешься, что все тебе сойдет с рук, я брошу свои дела и ринусь на помощь? Вот! – он погрозил мне кулаком. – Обойдёшься, блин! Ушастый ты кретин!

– Хик… будь же справедлив! – я улыбнулся уголками губ. – Ты и слова не даёшь вымолвить.

– Ну и пакость! Что это такое, объясни мне, Марчи?! Марчелиэль! – Джио схватила Хика за шиворот и оторвала от земли. Тот, похоже, оказался совершенно к этому не готов. Прижал уши к голове, принюхался и замер. Джио приставила к его горлу острие ледяного кинжала. Бедолага зумзацх вздрогнул, сжался.

– Джио! Поставь моего друга на землю! – сказал я строго. Она открыла рот от изумления, Хик улыбнулся страшной, клыкастой улыбкой.

– Неправильно, Безымянный! Пусть она поставит твоего лучшего друга на землю.

Катрина не удержалась, хихикнула и тут же прикрыла рот ладошкой, мне же было не до смеха. Хик ведь был не один. Его помощники, пока остававшиеся в тени, готовы были в любой момент открыть огонь. Я слышал их мысли. Они знали меня, я проводил с ними порой даже месяцы, они, казалось, привыкли ко мне и доверяли, так, как можно довериться в нашем мире представителю враждебной расы. Но я привёл настоящего врага. Элевен. И самолёты зумзацх мог привести, если бы не сумел оторваться. А гоблины в этом ещё одном «раю Хика» камня на камне бы не оставили.

– Отпусти его, Джио. Делай, как велю. Хик — старинный друг, и мы на его территории. Он арендует этот летун и, если очень попросим, приютит нас, укроет и поможет привести в порядок зеленые крылья.

– Вот именно, ушастенькая душечка! Если хорошенько попросишь! – снова оскалился Хик.

– Да чтоб вас всех! – Джио выпустила Хика, тот не успел отреагировать и шмякнулся на зад, благо, угодил в сугроб. – Что за мерзость?!

***

– Вот так, всё правильно. Теперь тесто готово, можно выложить на него всё остальное. Открытые пироги очень популярны в Элевентэле, существует множество рецептов, – я выкладывал на тесто овощи, Гретхен, одна из помощниц Хика, внимательно меня слушала. В этом году я еще не гостил у Хика на его «любимой базе», на Летуне Друзей. Возможно, это название было нелепым, как и то, что Хик осмелился разместить свою базу неподалеку от Барахолки. Летун был маленький, незначительный, неприметный, Хик не прятал тут ничего ценного, здесь он обсуждал идеи, строил планы, готовил чертежи очередных сумасшедших моделей самолетов и, с недавних пор, автомобилей. Я много раз просил Хика быть осторожнее, не высовываться, не хвастаться изобретениями. Это не понравится Жегооцу. Бизнес Хика шёл в гору, и мой друг мог многое себе позволить, но аренда летунов стоит дорого. Хик, несмотря на своё чутье, в последнее время стал беспечен в обращении с деньгами, разбрасывал их направо и налево, вкладывал в очередное сомнительное предприятие. К счастью, часть средств шла на помощь друзьям. Я был знаком с его товарищами, некоторых к Хику привозил сам. К примеру, Гретхен. Белокурая девушка, едва достающая мне до плеча. Она выросла в колониях, куда когда-то выслали её семью, жила в бедности и надеялась однажды выбраться, изменить свою не очень-то завидную судьбу, думала о Грагосе и, в отличие от многих, представляла его иначе, думала, там её ждёт лучшая жизнь. Вот только в Пропасти мечты сбываются очень редко. Мне удалось вызволить её из плена пиратов и привезти к Хику. Он редко берет на работу жителей Царства, не доверяет им, но для Гретхен сделал исключение. Теперь она помогает Хику с чертежами и присматривает за этой базой в отсутствие хозяина. Быть может, это не то, о чем мечтала девушка, зато теперь она в безопасности, у неё появилась работа, появилась цель.

У всех помощников Хика есть история, и не самая весёлая. Все они оказались на краю, на обочине жизни. Но здесь они забывают о прошлом, могут рассказывать о жизни в Царстве, Грагосе, на Барахолке, вспоминать без содрогания о прежних днях, делиться рецептами, советами, идеями, сыпать понятиями, известными только жителям определённой местности, от ласковых обращений до ругательств. Это странный маленький мир, который едва ли похож на другую Пропасть. Это мир, в котором Пропасть может быть единой.



AnniLora

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться