До новых встреч!

Размер шрифта: - +

Глава 1.3

Что? Нет, нет и ещё раз нет!

- Папа, мама! - вскакиваю со стула так, что тот опрокидывается, - Это ещё что за новости? В жизни за него не выйду!

Повисла гробовая тишина. Глеб молчит, сжал зубы так, что кажется, я слышу, как они скрипят.

- Анатолий, простите, конечно, но я не согласен, - наконец-то выдает он, - Всё, что вы сейчас сказали, полная бессмыслица. Я не женюсь на вашей дочери, я её совершенно не знаю.

Вот, вот, правильно. Присаживаюсь обратно и откидываюсь на стуле. Вообще это и его родственники придумали, так что нечего отлынивать. Пусть разгребает.

- Мой бизнес активно развивается и да, конечно, я всегда рад новым партнерам, мне нужны инвестиции, но не таким же образом.

Молодец какой, все верно говорит.

- Вы удивитесь, но мы не в 18 веке живем, чтобы я женился из-за приданого, тем более на малолетней девице, которую я не люблю.

Да, да, именно так. Стоп, что?

- Вообще-то я не малолетняя, - я тут же встреваю в его речь, за что он одаривает меня нехорошим взглядом, - Мне уже есть 18, серьезно, месяц назад исполнилось.

- Да помолчи же ты, ну ради Бога, - еле слышно просит он, и я подчиняюсь, - В общем, подводя итог, хочу сказать, что, если все это не розыгрыш, то не самая лучшая идея.

После речи Глеба на несколько секунд повисла напряженная пауза. Я и не сомневалась, что все это не было шуткой. Мой отец – бывший военный, а как говорится в этой среде, кто в армии служил, тот в цирке не смеется. Помню, что в детстве я очень боялась отца, у него всегда настолько серьезное выражение лица было, что я просто не знала, как к нему подступиться. Потом он ушел из армии по выслуге лет и в доме стало гораздо спокойнее, но до сих пор стоит ему взглянуть на меня недовольно, то я чувствую иррациональное чувство ужаса. Поэтому сейчас я упираюсь взглядом в стол и начинаю комкать в руках скатерть.

- Ребята, вы не так поняли, - тишину прерывает мама и натянуто смеется, - Конечно, это решение в итоге, абсолютно ваше, мы просто высказываем пожелание. Понимаешь, Глеб, мы давно о тебе наслышаны в положительном смысле, как ты отучился за границей, как вернулся и начал здесь дела. Наташа мне говорила, что ты как белка в колесе крутишься, а то, что ты один, не считая, конечно, случайных девушек, так я думала, что у тебя просто времени на семейную жизнь нет. Хотя сейчас ты уже нагуляться как раз должен был… А у нас дочка растет, загляденье, хорошая, добрая, ну чем не невеста. Вы попробуйте погулять, что ли, сходите в театр, в кино, ну, куда там сейчас молодежь ходит, пообщайтесь, а там, глядишь, и нас обрадуете…

Что?.. Что за чушь сейчас вообще происходит?! Мои слова, слова Глеба, они будто мимо ушей пролетели. Как можно сводить двух едва знакомых людей? Или я чего-то в жизни не понимаю, или у моих родителей крыша окончательно поехала. Нет, никуда такое не годится. Честно, я уже привыкла к семейной диктатуре, но зачем во все это вмешивать абсолютно постороннего человека? Вон он сидит, скривившись, будто лимон целиком съел, и я его не виню. Узнать его получше? Никогда! Чего там узнавать? Характер не сахар, вредный до жути, и не посмотрю, что красавчик или бизнесмен, в конечном итоге, замуж надо выходить из-за привязанности, а не потому, что родители настаивают.

 - Я отказываюсь! – резко выкрикиваю с места, снова выпрямляясь в полный рост, - Не хочу я с ним общаться, я вообще его больше видеть не хочу. Почему вы меня совсем не слышите? Мне недавно только восемнадцать исполнилось, я не хочу замуж. Я хочу пойти учиться, стать студенткой, завести кучу друзей. Кто дал вам право решать за меня?

- Аня, сядь и успокойся! – отец приказывает мне, но я впервые не собираюсь ему подчиняться, - Мы не будем обсуждать это при гостях.

- То есть мое замужество при гостях обсуждать можно, а мою учебу нет? – настаиваю на своем, хотя чувствую, как сейчас из глаз брызнут слёзы, - Да как вы можете так обращаться с родной дочерью? Он же старше меня почти в два раза, и вообще…

- Так, - Глеб встает, отодвигая стул, - Кажется, дело принимает странный оборот, разрешите откланяться. Мне здесь больше делать нечего.

Он поправляет костюм, застегивает его на одну пуговицу, и собирается уходить, как мама ловит его руку.

- Глеб, ну что ты, оставайся, мы все немного погорячились, - она мило ему улыбается, и он застывает, как истукан.

- Пусть уходит, скатертью дорожка! – я шиплю ему вслед и даже указываю на дверь.

Очарование моей мамы тут же развеяно, он неприязненно косится на меня, отдергивает руку и уходит.

- Можете не провожать.

Через пару минут мы все слышим, как захлопывается дверь.

- Нюта, нам сейчас нужно остыть, успокоится, давай мы нормально посидим, поболтаем, а вы потом с родителями все спокойно обсудите, хорошо? – тётя Наташа пытается меня усадить, но не тут-то было. Я сейчас взбешена до предела, не помню, чтобы со мной такое когда-нибудь происходило. Дошла до точки кипения, кажется, так это называется?

Друзей родителей я не стесняюсь. Я знаю их с детства, и они мне уже как родные дядя и тётя. А раз уж они в курсе всего происходящего и приложили руку к нашему «замужеству», то пусть слушают.



Анна Воскресная

Отредактировано: 01.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться