До рассвета

Размер шрифта: - +

Глава 4. Попытка

Решение держаться за Райана казалось естественным, но реальность разрушила надежды Рейчел. Рой стал общаться гораздо более отчуждённо. И это нельзя списать на обиду за ложь: к ней он отнёсся с удивительным пониманием. Вот только не хотел связываться с той, что была под опекой Дэвида. Это стало ясно из разговора. Да и Райан не стал отрицать догадку.

Как назло, Дэвид мешал попытаться наладить контакт с Роем на балу. Райан и сам начал избегать Рейчел. Она так и ничего не добилась. Да и не была уверена, что её запомнили в свете иначе, чем как подопечную Дэвида.

У Рейчел не было шансов увидеть Райана снова: если только случайно столкнуться с ним. Идти с визитом к человеку, давшему вчера бал, и спрашивать про Роя было бы глупо. Поэтому сегодняшний день сулил одиночество.

Размышляя над ситуацией, Рейчел поняла: единственный способ вернуть Райана — смягчить его к Дэвиду. Расположить их друг к другу будет непросто, учитывая, что она скорее разделяла мнение Роя. Но стоило попытаться. А для этого сначала придётся наладить контакт с Дэвидом.

Рейчел уже неплохо ориентировалась в доме. Она знала, где комната Дэвида. Сегодня они не пересекались, а потому Рейчел не заметила, выходил ли он из дома

Она осторожно замерла у его двери, зачем-то прислушалась. Горничная была совсем рядом и увидела Рейчел, но не стала вмешиваться. Но её взгляд заставил действовать смелее: Рейчел несколько раз постучала. Сначала негромко, потом сильнее.

Никто не откликнулся. Но, похоже, дверь была скорее прикрыта, чем заперта. А потому, быстро оглянувшись на горничную, Рейчел решительно зашла внутрь.

Здесь не было никого. Просторная комната казалась удивительно пустой, будто неживой. Вместо того, чтобы уйти, Рейчел зачем-то прошла вглубь. Нейтральные тона цвета дерева, чёрного, белого и их оттенков гармонично смотрелись, делая интерьер чуть ли не элегантным. Но в плане аккуратности всё выглядело скорее небрежным. Что странно, учитывая характер Дэвида. Наверняка он строг к слугам, и соблюдение чистоты должно быть чуть ли не основным его требованием. Хотя грязной комнату уж точно назвать.

Не отдавая отчёта своим действиям, Рейчел оглядывалась по сторонам, рассматривая любую деталь. Даже заправленную постель и большую для одного человека кровать. Замешавшись, Рейчел отдёрнула себя от необъяснимого разглядывания. Разве что-то здесь могло ей помочь хоть немного понять мрачного хозяина дома? Она сомневалась. Но почему-то не спешила уходить.

Что-то подтолкнуло её к письменному столу, в беспорядке заваленному разными бумагами. Рейчел пробежалась по ним взглядом — в основном, различная документация. Неинтересная и непонятная. Много цифр…

Внимание Рейчел вдруг привлёк смятый комок бумаги. Девушка машинально потянулась к нему… И замерла, когда, расправив лист, узнала почерк отца.

Судя по содержимому, это одно их последних его писем Яну. В нём Джеймс просил друга поделиться с ним любыми проблемами; ответить хотя бы пару слов; сообщал, что хотел приехать. Отец писал с такой сердечностью, заботой и уважением, что письмо растрогало бы любого. Кроме Дэвида, который не только прочитал и не ответил, но и пренебрежительно обошёлся с ним. Видимо, он не наводил порядок за столом и не пускал сюда прислугу — иначе бы уже безжалостно избавился от письма.

Горько вздохнув, Рейчел с сожалением смяла бумагу обратно: не стоило Дэвиду знать, что кто-то здесь был. Но не успела вернуть письмо на место, как услышала за спиной отстранённо-вежливый голос хозяина комнаты:

— Вашей наглости нет предела.

Смысл слов контрастировал с тоном, что, видимо, должно было пристыдить Рейчел ещё сильнее.

Своей цели Дэвид достиг. Резко развернувшись, Рейчел оказалась застигнута врасплох и его появлением, и взглядом, и сказанным. Первым желанием стало оправдаться:

— Простите, я лишь хотела…

Она осеклась, не зная, что сказать и ожидая, что Дэвид её перебьёт, как часто бывает в подобных случаях. Чтобы прочитать нотацию, укорить, ведь всё и так ясно.

Но он молчал, выжидающе глядя на неё. Пауза затянулась, и Дэвид с лёгким нетерпением и нажимом уточнил:

— Что?

Он явно дал понять, что ждал от неё полных объяснений. Это слегка обескураживало, но, вспомнив цель своего визита, Рейчел смиренно ответила:

— Я хотела поговорить с вами. Я не застала вас, увлеклась… — Неприятно оправдываться, но в глубине души она понимала, что повела себя недопустимо. Да и собиралась ведь попытаться наладить контакт. — Мне не стоило, приношу свои извинения. Но раз уж я это обнаружила: скажите, почему вы не отвечали на письма? Вы ведь их читали?

Начав неплохо, Рейчел не выдержала в конце. Желание получить объяснение взяло своё. Хотя вопрос выдавал скорее любопытство, чем негодование.

— Вы умеете определять по бумаге, когда её касались? — с едва заметной, но различимой насмешкой спросил Дэвид. — Вы собирались говорить со мной не об этом, когда шли сюда. Если, конечно, целью вашего визита действительно был разговор.

Он резко перечеркнул любую возможность развития темы писем. Рейчел чётко это уловила. Почему она вообще решила, что Дэвид читал их сразу? И даже после намёка на обратное не перестроилась.

— Вы правы, — немного натянуто согласилась Рейчел. Ей понадобилась небольшая пауза, чтобы продолжить: — Я хотела сказать вам, я сожалею, что стала для вас обузой. Я понимаю, что наше знакомство не задалось и не ищу вашей дружбы, но мне не хотелось бы враждовать с вами.

Слова дались непросто. Почти предложение мира с признанием своей вины. Это настолько противоречило её эмоциям, что звучало скорее отчуждённо. Без фальши, но и без души. Пустая формальная вежливость.

— Не припомню, чтобы мы враждовали, — ответил Дэвид, испытывая её внимательным взглядом.



Катерина Лазарева

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться