До скорой встречи!

Размер шрифта: - +

16

                                                                ***

 

 

Ночью я так и не смогла уснуть, сон напрочь меня покинул, и я до четырех утра провалялась в постели с открытыми глазами, кипя от злости и негодования. Сотый раз, прокручивая в голове вечер накануне, я пришла к выводу, что он оказался для меня провальным по всем возможным параметрам. Начиная с момента знакомства с малышом Саввой и заканчивая тем что, я наступив на собственный же подол чуть было не упала и не расшибла себе нос.

К счастью Даня был рядом и успел вовремя меня подхватить под локоть и не дал позорно растянуться прямо перед дверьми их подъезда, где помимо нас находилась и семья его дяди – они как и я, собирались отчаливать к себе видимо.

- Аккуратнее солнышко, не торопись, - ласково сказал он, ставя меня на ноги.

- Да это все из-за сарафана этого дурацкого. Бесит меня! - обиженно отозвалась я, со злостью отряхивая многострадальный подол.

- Зачем ты вообще его надела, если тебе в нем не комфортно?

- А тебе разве не нравиться? – вопросом ответила я. Вообще-то я ради него так вырядилась, и он как бы должен оценить этот жест.

- Нет.

- Нет? – удивленно уставилась на него. Не этого ответа я ждала. – То есть как это «нет»? Я что зря все это время носила эти балахоны? Даня ты хоть знаешь как в них жарко и неудобно?

- Не знаю, - согласился он, - и не понимаю, зачем ты начала носить вещи подобные этому платью.

- Это сарафан, - буркнула я недовольно.

- Без разницы.

- То есть тебе не нравиться то, как я одеваюсь?

- Мне нравишься ты, - начал он издалека, - и все что делает тебя собой, но детка, я хочу видеть твои ножки. Хотя бы изредка.

- Выглядишь сейчас, как нарик без дозы, - счел себя обязанным прокомментировать проходивший в этот момент мимо Сергей, с уснувшим Саввой на руках.

- Проваливай. Я с тобой потом поговорю, - бросил ему вдогонку Даня.

- Буду ждать с нетерпением. Классный сарафан, тебе идет, - с издевкой обратился он ко мне, прежде чем окончательно свалить.

Я проводила его сердитым взглядом и заметила что мистер Джек сам сел за руль, потому что он единственный из мужчин кто сегодня не пил спиртного.

- Не обращай на него внимания, с ним мало кто находит общий язык. Характер так себе.

И чувство юмора тоже, хотелось мне сказать, но я промолчала, решив вернуться к прерванному разговору. Я задала свой вопрос еще раз, и попросила Самарского ответить крайне честно.

Ответ был прежним.

На этот раз я была в некотором роде подготовлена, поэтому даже не удивилась, а вот Даня не понял моей первоначальной реакции и тут же решил узнать, в чем дело. Я рассказала все как есть – что мне не совсем нравится мои новые наряды, что очень хотела бы снова надевать свои любимые шортики и легкие платья. Но… не могу этого себе позволить, так они открывают достаточно большую часть моих ног, а это как я теперь знаю, ему не нравиться, а мне не хотелось его нервировать.

О том что, что-что не так, я начала догадываться лишь к концу своего повествования, и то лишь потому, что лицо Дани вытянулось от удивления, и он смотрел на меня так, словно пытался понять, путем каких логических выводов я пришла к такому умозаключению. В итоге, как только я закрыла рот, Даня строго спросил:

- Диана, кто тебе эту чушь залил в ушки?

Я обернулась назад, где несколько минут назад находился Сергей, но, разумеется, никого там уже не было и меня таки настигла запоздалая догадка того, что этот… нехороший человек, очень ловко навесил лапши мне на уши, а я – та еще дура – с готовностью поверила!

Но признаваться в этом Дане я не стала, незачем ему пока знать, что его девушка легковерная идиотка. Пришлось наплести чепухи, что якобы сама так решила, ведь есть мужчины, которые не любят когда их дамы носят откровенные наряды, почему бы и ему не быть из их числа?

Мои комканные и невнятные объяснения, Даньку только рассмешили, и он просто притянул меня в свои объятия крепко целуя в макушку.

- Не носи больше эти вещи, - сказал он, обнимая меня.

- Хорошо, - согласилась я, с удовольствием прижимаясь к нему.

До приезда машины, мы так и стояли, обняв друг друга, изредка целуясь, и разговаривая на отвлеченные темы. Почему-то ни я, ни Даня не поднимали тему прошедшего знакомства с родителями, да и вообще в целом об этом речи не зашло, что несказанно меня радовало.

Ближе к утру я все-таки не выдержала и отправила Сергею сообщение.

Его номер я сохранила себя еще с того раза, когда он меня выручил а потом развел как ребенка.

«Отомщу!» - написала я ему в четыре утра и, дождавшись ответного эсэмэс спустя десять минут, легла спать, решив не отвечать ему.

 

     Следующая неделя прошла серой стеной проливного дождя, лишив нас с девчонками всяких попыток высунуться на улицу. Все, что мы могли себе позволить это сбегать в ближайший супермаркет. И хоть я очень скучала по своему Задире, но идти на свидание или еще куда-то в такую погоду не хотелось совсем.

Самарского не устраивало одно общение по телефону, и он приезжал ко мне сам, а еще привозил кучу сладостей на радость девчонкам.

Меня сладости не интересовали, только сам парень, по которому я дико скучала. Чаще всего посидев немного с девчонками, я утаскивала Даню к себе в комнату - так мне хотелось побыть наедине с ним, и каждый раз его внимание привлекал шест, на котором я занималась, и он упрашивал меня показать ему все, что умею. Вот только всякий раз, как за нами закрывалась дверь, и мы оказывались в объятиях друг друга, неистово целуясь, Самарскому становилось не до моих танцевальных способностей. Сегодняшний день не был исключением, кроме того что на этот раз в квартире мы были одни, а значит не нужно было ограничивать ни его, ни себя в прикосновениях, поцелуях которые становились все жарче и откровеннее с каждым разом. И я знала, что момент, которого я так боялась и оттягивала – наступил. Но страх никуда не делся, я по-прежнему страшилась близости и неминуемой боли, а еще отчетливо помнила его слова, о том предпочитает сексуальных и раскрепощенных девушек.



Катрин Грэк

Отредактировано: 31.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться