До встречи с тобой

Рожденый чтобы умирать или жить?

Глава *Рождения Марка Волберга

Переезд был не самым сложным, предстояло найти работу.
Начались мои поиски работы. Так как я не знал чего конкретно хочу, это усложняет поиск нового заработка. Сбережения подходили к концу, а новая работа еще была не найдена.
Работать в журналах и новостях я не хотел, поэтому пошел работать в маленькую кофейню на должность Бариста.
Эта суета мне насточертела еще при прежней моей жизни, а в новой и подавно не хотелось окунаться в старые дела.
Хотелось чего-то спокойного и обыденного, такого, где можно было минимально общаться с людьми и больше находится в своих мыслях.

[Page 3]

Я стоял у Биг Бена и наслаждался видом. Около него стоял и любовался на Темзу не только я. Рядом со мной стоял еще парень, одет был скромно и сдержанно, как и полагалось жителю Лондона.
Вдруг он решил со мной заговорить, что для англичан было не свойственно. Они люди сдержанный и мало общительные.
- Правда прекрасный вид? - вдруг изрек мой невольный собеседник. - Я прихожу сюда каждый день ровно в 12 дня.
Британцы дотошны временем, они до безумия пунктуальны и ценят, когда и другие пунктуальны.

«Так вот вернемся к беседе».

- Да, здесь действительно прекрасно, но почему именно в полдень?
Мой собеседник, смотря на Темзу томным взглядом, вдруг задумался на мгновение и тут же опомнясь ответил на мой вопрос.

Я был безусловно счастлив. Это не было то норвежское счастье или же «Мадленовское», но это было счастье в тех условиях что были пережиты.
В какой-то момент, я осознал, что мне уже стало легче дышать. Я стал крепче спать, я даже почти позабыл того тайинственного англичанина. Шли дни...
Я понял, что вновь хочу испытать любовь, счастье надежду.

Такие решения не даются легко, это непосильный труд... Но я почему-то был уверен, что этого хотела бы Мадлен, ведь она была именно такой, желающей всем счастья и любви.

[Page 4]

Книга вторая "Начнем с начала"

Стоя у мемориала "Chidit", я был поглощен своими мыслями о предстоящем вечере. После моего внезапного облегчения, я стал планировать, чем займусь на досуге или же ближайшие дни, хотя до этого я был поглощен собственным горем. 
Из собственных мыслей меня выдернул очень знакомы женский голос и второй - мужской голос - тоже весьма узнаваемый мне, которые спорили негромко, но достаточно слышно между собой. Я обернулся, чтоб проверить собственные догадки и был поражен увиденным... Спорящая пара тоже.
Не знаю сколько мы простояли так вместе, смотря друг на друга все втроем, может минуту, может час... Рой мыслей несся в голове.
Первым прервал наши "гляделки" мужчина, который вежливо расплылся в улыбке, будто мы были приятелями и поздоровался. Мы с девушкой смортрели друг на друга не отрываясь. Мужчиной оказался мой ранее знакомый сдержанный британец, а вот его спутница… Алана. Алана Нильссон.
Мы стояли и не знали с чего начать разговор, столько всего случилось с последней встречи, но при этом не хотелось ничего говорить.
Мы не виделись с ней со смерти Мадлен. Так и стояли не улыбаясь, не отворачиваясь, смотря дург другу в глаза. Хотелось броситься к ней, обнять крепко-крепко и спросить где она была, как у неё дела, что нового, куда пропала...
В общем, вопросов было море. Но не один из них так и не сорвался с моих уст.

Выйдя из гипнотического сна её глаз, я расплылся в улбыке и поздоровался несмело, будто боясь, что это сон, который рассеется, если я вдруг заговорю:

- Здравствуй, Алана, давно не виделись, очень неожиданно и приятно снова тебя встретить.

Алана не смело улыбнулась мне в ответ.

Как будто боролась с такими же мыслями, как и я.

- Да, Марк, давно, с похорон Мэд.
Она повернулась к мужчине и сказала:

- Джон, это Марк, парень Мэд. Марк, это Джон, мой муж.

Мы пожали руки в приветсвенном жесте друг другу.

- Марк, знаете я помню вас, мы с вами ранее уже встречались, просите, что ушёл тогда не по прощавшись, были дела.



Геля Илларионова

Отредактировано: 28.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться