Добро пожаловать во Мрак. Книга 1. Мы знаем правду.

Размер шрифта: - +

Глава 5.

Открыв глаза, я какое-то время молча, глядел в низко висящий грязный потолок походной палатки, в которой нам пришлось остановиться. Идти и что-то делать совершенно не хотелось, тело было ватным, а в голове кажется, посилился ручной дятел, который назойливо отбивал похоронный марш сразу в оба виска. Симптомы были похожи на банальное похмелье, на что я бы и сделал ставку, если бы не был сейчас обложен с ног до головы игровыми условностями ново-созданного мира. С другой же стороны, когда-то эти условности пропадут и не обязательно все одновременно, так почему бы не начать с наиболее полезных из них и не сделать этот мир капельку гаже, чем он уже есть?

Я нехотя повернул голову, и увидел, что мой товарищ крепко спит, свернувшись в клубок на таком же настиле, что находился сейчас подомной. Совершив неуверенную попытку подняться, я достал из кармана фляжку с припасенной травяной настойкой с секретом в виде повышенного градуса и сделал пару глотков, а затем вновь лег на ворох мягких шкур заменяющих подушку и прикрыл глаза. Кажется, начинает отпускать. Хорошо.

Спустя еще полчаса, я, наконец собрался с силами и привел тело в вертикальное положение. Игровые часы показывали «час дня», а значит, весь день еще впереди. Заняться было особо и нечем, ведь, благодаря Крутиле, да упокоится его душа с миром, мы давно переросли местных монстров уже на несколько уровней, а получать крохи опыта с легкой добычи мне было просто лень. Глупое занятие.

Послонявшись по лагерю, я набрел на вигвам Квогра и решил зайти. Старый шаман со страшным лицом, в окружении еще четырех трогов с не менее страшными лицами, что-то жарко обсуждали на своем языке, который из-за отсутствия сферы полиглота я совершенно не понимал, а едва увидев меня, резко замолчали и тупо уставились кто куда.

Шаман вышел вперед и, улыбаясь, начал что-то вещать, но пожав плечами, я попытался объяснить ему, что не понимаю, и как только его хозяин соизволит оторвать зад от своей лежанки и передаст мне сферу, мы сможем побеседовать о чем угодно. Удивительно, но мне показалось, что старик все понял, ведь когда я закончил свою тираду, он четко кивнул в знак согласия и вернулся к своим соплеменникам.

Дело было вечером, делать было нечего. И действительно, часы уже показывали пятый час, а мой товарищ по-прежнему спал без задних ног. От безделья, я сидел возле одного из многочисленных разведенных костров, и вооружившись в левую руку простеньким ножом что нашел здесь же, и положив перед собой посох Тритона, пытался побороть игровую условность в ношении оружия. Ну правда, похмелье она значит вернула, а небольшой посох, который легко и просто носится в одной руке, требует чтобы вторая рука была всегда свободна! Аж бесит…

Натыкаясь на невидимый барьер и уже устав перечитывать системное сообщение предлагающее освободить занятую руку, я рефлекторно отдергивал руку от неприятных ощущений игрового запрета и вновь повторял попытку ее побороть. Спустя продолжительный отрезок времени, я, сжав зубы и собрав всю волю в кулак, вытянутой рукой не отрываясь, начал давить на невидимую оболочку запрета не обращая внимания на боль и спустя примерно минуту непрерывного давления, пелена запрета, кажется, стала давать слабину, но затем, резко вздыбившись, грубо откинула мою руку.

Громко закричав от злости, я вскочил на ноги, швыряя в сторону леса ржавый тесак, а затем что было сил, пнул валяющийся возле костра посох. Гневно дыша и мысленно давая себе команду успокоиться, я сделал глубокий вдох и пошел поднимать улетевший в сторону нашей с Ильей палатки посох. В тот момент, когда злосчастное оружие убитого короля оказалось в моем инвентаре, из открытой палатки донесся жалобный стон грязнокровки, вкусивший позабытый вкус похмелья.

Войдя внутрь, я увидел скорчившегося на настиле полудемона, обхватывающего лысую голову руками, в попытке заглушить неприятные ощущения.

- Доброе утро! – нарочно громко поприветствовал я товарища, от чего тот разразился довольно длинной и витиеватой тирадой, описывающей свое мнение о доброте этого утра, о голосистом друге и еще много о чем, толком не имеющем отношения к его самочувствию. Когда поток грязных эпитетов и метафор иссяк, я присел рядом с ним и протянул вечно холодную флягу с алкогольным настоем.

Хорошо хоть эффект постоянного охлаждения алкогольных напитков и свежести еды еще не пропал. А вот мне интересно, что случится со всеми игроками и бывшими NPC, когда в один прекрасный день или еще хуже ночь, пропадет игровая условность бездонности инвентарей? Особо запасливых, может просто раздавить кучей мгновенно вырвавшегося на свободу хлама, или зарезать внезапно выросшей из кармана саблей или копьем.

Как говорил кто-то из артистов еврейской национальности – «нельзя постичь непостижимое, нельзя объять необъятное, и нельзя впихнуть невпихуемое…», ага. Хотя, возможно и нет в этом никакой условности – это чистой воды магия пространства или что-то похожее, которая позволяет впихивать огромные предметы в малые емкости, а магию изъять из этого мира, я думаю, будет не просто.

Пока моя голова усердно обдумывала возможные перспективы остаться без игровых инвентарей, голова Ильи, совершала отчаянные попытки оторваться от заменителя подушки и уже в сотый раз проиграла этот, безусловно, не равный бой.

- Ну хватит уже, - устав смотреть на полуживого полудемона, сказал я, - вставай и пошли перекусим, а то я сегодня еще и не ел даже.

- Нахрен еду, нахрен ходить, нахрен жить, убей меня, друг, - простонал полудемон, вновь обхватывая больную голову руками.

- Так, отдай мне сферу и жди здесь, я кое-что придумал, - вспыхнувшая в голове мысль, побудила к действиям, и лишь артефакт оказался у меня в руке, я помчался к Вигваму шамана.

Уже на подходе к жилищу старого трога, я услышал громкий разговор, а точнее спор, доносившийся из вигвама. В разговоре участвовал сам шаман и еще какой-то трог, по имени Карак, и точно смог понять, что положение его было нисколько не ниже чем у самого шамана.



Сергей Соловьев

#1199 в Фантастика
#453 в ЛитРПГ

В тексте есть: фэнтези

Отредактировано: 13.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: