Добудь Победу, солдат! - 3

Капитан Джанабаев

Глава 13

            Как только поступило донесение о предотвращении диверсионного акта в районе Флоряска, капитан госбезопасности Энгельс Джанабаев выехал в 47-ю особую дивизию. Машина проехала через ворота и остановилась у парадного входа в штаб, где  ее уже поджидал полноватый майор лет тридцати пяти. Он щурился, протягивая руку для рукопожатия, и представился – майор Студеникин. Они поднялись на второй этаж и прошли в кабинет, и майор пододвинул Джанабаеву папку с документами по делу о диверсии. Капитан просмотрел бумаги бегло, но некоторые донесения и протоколы он читал внимательно. Что он там такое выискивает, подумал Студеникин, там все изложено коротко и ясно.

- Где арестованная девушка, Мария Кроитору? Ее допрашивали?– спросил капитан.

- Ее сразу же увезли в комендатуру, - ответил майор, - наверное, ваши - госбезопасность. А здесь ее допросил наш подполковник Щетинин.

- А этот, старшина Арбенов, как его имя? Здесь только инициалы.

- Имя, - переспросил Студеникин, - какое это имеет значение? Зовут его Камал. Камал Арбенов.

- Давно его знаете?

- Давно, с первого дня войны. Знаю его только с хорошей стороны.

- Что же вы в своем рапорте характеризуете его… как-то… скупо? Ни слова о его заслугах?

- Ну, подполковник Щетинин дал указание написать только то, что касается дела. А так-то я его характеризую очень хорошо.

- Где он?

- Кто, подполковник Щетинин? – спросил майор, - А, старшина Арбенов! Под арестом, на гауптвахте. Хотите допросить? – он помолчал некоторое время и поинтересовался, - а вы, что, знакомы?

- Ладно, - сказал Джанабаев, вставая, - это потом. – Он взял со стола папку с документами. - Где ваш Щетинин, мне надо с ним поговорить.

- У себя, - и майор показал на дверь в стене, - вот его кабинет. В смежной комнате.

Капитан Джанабаев встал, рывком открыл дверь и вошел, не постучавшись. Да, подумал Студеникин, госбезопасность – они везде как у себя дома. Что-то здесь не так! Как-то призадумался этот капитан, когда я назвал имя Арбенова. Глазки кавказские у него затуманились, меня не проведешь. Лицом кавказец, а говорит без какого-либо акцента, да и по фамилии не определишь, какой национальности. Хотя, какое это имеет значение. И имя это – Энгельс. Наверное, назвали в честь Карла Маркса. Все-таки, есть тут какой-то подвох! Да, подумал майор, как бы не прогадать, тут не то, что звание подполковника, он потрогал звезду на погоне, тут можно и майорского лишиться. Как долго я ждал повышения в звании. Видать, он знает моего старшину, меня не проведешь. Я не первый год в разведке, и нюх у меня собачий. Почему так говорят – собачий нюх? Разве кошачий хуже? Может быть, и хуже, раз так говорят. Если ты в этом деле прогадаешь, сказал себе майор, то не видать тебе подполковничьих погон. Чует мой кошачий нюх – дело тут нечисто. 

Подполковник Щетинин поднялся навстречу и Энгельс представился:

- Капитан Джанабаев. Оперуполномоченный Южного фронта.

- Здорóво, капитан! – подполковник панибратски похлопал его по плечу. Надо сразу ставить их на место. Звания в госбезопасности выше и должность у этого капитана весомая, но лучше сразу поставить на место. – Я вижу, вы ознакомились с делом! Забираете?

- Да, это по нашей линии. Что думаете по поводу всего этого? – спросил Джанабаев, присаживаясь к столу.

- Позор на всю нашу героическую дивизию! – воскликнул подполковник. – Пятно! Пригрели шпиона в своих рядах, пособника! А, капитан! Всю войну этот старшина с ними рядом, а они прошляпили. Мне он сразу не понравился, я-то врагов нутром чую!

- Так уж и пособник? – усмехнулся капитан. – Студеникин характеризует его как надежного боевого товарища. Воевал в Сталинграде.

- Мало ли где воевал? – вскинулся Щетинин, наливая водки в стаканы, – давай-ка выпьем лучше, капитан! За победу!

- Я на службе, - сказал Джанабаев, - у нас с этим строго. – Он подождал, пока Щетинин поднесет стакан к губам. - А вы где воевали, товарищ подполковник? На каком фронте?

- Я, - Щетинин поперхнулся. – Я был на ответственной работе в Москве. Победа ведь и в тылу куется!

- Ладно, - сказал Джанабаев, - забираю у вас дело. И старшину вашего… хотя нет, пусть пока у вас побудет.

- Что-то мне подсказывает, - сказал подполковник, провожая капитана к двери, - что вы его знаете? Встречались где-то, или проходил по вашему ведомству? Неужели раньше засветился?

- Да, нет, не засветился. – Джанабаев остановился у двери и пропустил входящего Студеникина. – Я знаю его как надежного человека.

- Что, вызвать старшину Арбенова на допрос? – спросил Студеникин. Он слышал последние слова Джанабаева.

- Нет, - ответил Джанабаев, - потом. Я поговорю с ним потом. Сначала мне надо допросить других… и эту девушку.

– Странный он, этот капитан. - Студеникин подошел к столу.

- Садись, майор, и давай выпьем за победу. – Щетинин налил в стаканы водку и один подвинул майору. – Странный, говоришь! А старшина этот твой не странный? Я его в порошок сотру! Я их обоих сотру! – он выпил залпом и захрустел огурцом. – Что не пьешь, майор?

- Да, у меня… это… селезенка. Маленько того.

- К такой-то матери твою селезенку! Или ты с ними заодно? Держись меня и будешь как кот в масле! Ничего, закончим с этим делом, будешь подполковником. Я тебе обещаю. У меня, знаешь, какие связи в Москве!? Я сейчас позвоню в Москву кому надо, тут такой шум поднимется! Я их обоих закатаю в лагеря, мать их так и перетак! Никакая госбезопасность им не поможет!



С. Абенов

Отредактировано: 05.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться