Добудь Победу, солдат! - 3

Между двух огней

Глава 15

             Джанабаев открыл дверь рывком и вошел, не постучавшись. Он сел рядом со Студеникиным и посмотрел на Щетинина. Подполковник был пунцовый от злости, видимо, распекал майора.

- Ну? – спросил Щетинин. – Капитан! Ты входишь - не спрашиваешь, садишься, тоже не спрашиваешь. Много на себя берешь, капитан! Я все-таки начальник спецотдела дивизионной разведки!

- А я оперуполномоченный по Южному фронту. Вы знаете по какому министерству. – сказал Джанабаев.

- А врага народа выгора-аживаешь! Этот ваш старшина снюхался с немецким агентом в юбке. Помогал организовать диверсию. Если бы не бдительность и героизм майора Студеникина, нас бы уже всех похоронили.

- Из дела ясно, что взрыв предотвратил старшина Арбенов. Об этом свидетельствуют и показания нашего агента. И показания майора Студеникина. – Джанабаев постучал пальцем по папке с документами, и лицо Щетинина набрякло, и снова налилось краской. – Арбенов человек надежный.

Андрей Анатольевич посмотрел на Джанабаева, потом на Щетинина, опустил взгляд на свои подрагивающие руки и убрал их под стол, вытер о колени. Я между ними, как меж двух огней, подумал он. Меж двух зверей. Этот похож на медведя, на медведя-шатуна, и готов раздавить любого на своем пути.  А этот, капитан, похож на волка. На подобравшегося, готового к прыжку волка. Тот еще волчище, битый волчище - контрразведчик. Они подпалят мою задницу с двух сторон. Нет, они своими руками – у этого, медведя, рука здоровенная, мясистая и волосы на фалангах. Почему бы ему не сбрить эту щетину. А у этого волка, рука сухая, жилистая и все время сжата в кулак. И вот этими руками они с двух сторон сорвут твои погоны, майор, которых ты еле дождался в конце войны. И вместо подполковничьих, ты получишь в лучшем случае лейтенантские. Две маленькие лейтенантские звезды вместо двух больших подполковничьих. Чуяла моя задница своим кошачьим нюхом, что мне не поздоровится в этой схватке медведя и волка, только плохо чуяла. Потому и называется хороший нюх собачьим, а не кошачьим.

- Откуда вам известно, что надежный? У нас другое мнение, капитан. Или вы знакомы лично?

- Да, - сказал Джанабаев, вставая, - знакомы. В детдоме вместе росли.

- Ага! – обрадованно вскричал подполковник. Он вытер лысину и успокоился. Краска сошла с лица, и он сцепил мясистые руки на бочкообразной груди. – Теперь все ясно! Друг детства! Вместе детдомовскую баланду хлебали?

- Хлебали, - сказал Джанабаев, открывая дверь, - только не баланду. Советская власть своих детей хорошо кормит! – он вышел и закрыл за собой дверь с силой, и подумал, что, может быть, зря сказал о детдоме? Нет, решил он, не зря. Пусть он подергается, и успокоится, против Арбенова у него ничего нет. Будет писать в высокие инстанции, и пусть пишет, не путается под ногами. А мы пока разберемся. И майор этот тоже мне не помощник, подумал он о Студеникине. 

 

Глава 16

            Шеф опять сменил явку и Раупах долго петлял по темным улицам, пока нашел нужный адрес. Когда он доложил о результатах слежки, граф Хохенштауф потер радостно руки и спросил:

            - Ты не ошибся, Ганс? Это точно он – Каспийский Ястреб?

            - Я не мог ошибиться, шеф, - сказал Раупах и потер свою лошадиную челюсть, – я хорошо разглядел его. Может, надо было убрать их обоих? Руки так и чесались!

            - Нет, Ганс, ты сделал все правильно. Ты хороший помощник, потому что выполняешь все точно. Ты не умеешь импровизировать, но в данном случае этого как раз и не нужно. Это просто подарок судьбы, Ганс! – граф засмеялся. – Давай-ка выпьем, Ганс!

            Они выпили, не чокаясь, и Хохенштауф одобрительно потрепал по плечу помощника.

            - Ты плохо работал последнее время, но в этот раз ты заслуживаешь похвалы! Молодец! Вот и настал час мести. – Граф опять засмеялся и Раупах подумал, что такое в последнее время случалось не часто.

            - Теперь мне все ясно с нашим агентом «Шталь», – сказал Хохенштауф. – Ее отпустили и значит, она работала на них. Теперь мне все ясно. Мы искали «крота» не там. Но теперь я убью сразу двух зайцев. Вот я и добрался до Каспийского Ястреба, и что это, как не божий промысел? Налей еще, Ганс!

            - Но ведь последняя операция… - начал было Раупах. Он хотел сказать, что хлопнуть дверью на прощанье им не удалось. Операция со взрывом провалилась и ему было обидно, и непонятна радость шефа.

            - Все сложилось удачно, Раупах, - сказал шеф, - и это и будет наш прощальный хлопок дверью. – У тебя осталось двое, ты третий. Этого хватит. Ты все проверил?

            - Да, шеф. Наблюдения или охраны возле ее дома нет. По крайней мере, я не заметил. Если бы было, я бы заметил. Когда будем брать? По-моему, мы можем упустить их.

            - Не торопись, Раупах! Он придет к ней, это я тебе гарантирую. Мы возьмем их обоих в их любовном гнездышке. Мы возьмем их сонными, но для этого надо правильно рассчитать время. Ты знаешь, какие глаза бывают у человека, когда он просыпается и видит дуло пистолета перед глазами! – Хохенштауф потер руки и приложил горячие ладони к глазам. - Так будет лучше! Я отдам ее тебе и твоим людям. И вы сделаете с ней все, что взбредет в ваши солдатские головы, у него на глазах. На глазах у Каспийского Ястреба! А, Ганс! Как тебе такой вариант?



С. Абенов

Отредактировано: 05.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться