Дочь генерала

Font size: - +

Глава 9

Хинкали удались. Сначала казалось, что мы заказали слишком мало. Потом - что слишком много. Потом - что надо доесть, а то остынут, жалко. Выкатившись из кафе как два Карлсона, которых пропеллеры уже не могут поднять в воздух, мы поползли к машине. О Кречетове никто не вспоминал. Кровь оттекла от моих блестящих медицинско-детективных мозгов и сосредоточилась обеспечении пищеварительных процессов. Судя по рассеянному молчанию сына, в его неокрепшем организме происходило что-то похожее. 

"Ох.. нельзя столько есть. Давай скорее домой, полежать надо теперь.. "

"Да уж.. Накидались с голодухи. Смотри, мам, твой друг так дома и сидит, свет горит по-прежнему. Погоди, что-то не так.. Что за лампочка там у него. Цвет какой-то странный, не находишь?"

"Даа... какой-то синеватый, да? Не понимаю.. был обычный, желтый. Горел ровно,а этот дергается, мерцает.. И яркий какой-то. Ну и светомузыка там у него.. Может, лампочку новую вкрутил, а она барахлит? Или напряжение скачет в доме, проводка старая"

"Напряжение бы не только у него скакало, мам.О, смотри! Опять желтое все. Видать, он там что-то испытывал дома, какой-то источник света. А сейчас выключил, и все нормально. Но что это было? Не сваркой же он там занимается.. Может, большой телевизор? Короче, я согласен, есть что-то странное  в этом типе. Какой-то он на вид мутный, озирается, и даже лампочки у него синие". 

"Согласна, сынок. Ну, поехали"

Центр постепенно пустел, и обратно мы продвигались гораздо быстрее. 

"Так вот, я же тебе не рассказала ничего.. Понимаешь, много лет назад, когда я была маленькой, а папа был известным хирургом.."

Я коротко рассказала Васе о том, кем был его прадед, кто такой Виктор-Владимир и причем тут Кречетов. 

"Да, ну и история. Не верю я снам, конечно, но как загадка - очень интересно. Кстати, мам, знаешь, что я подумал? У нас парень есть в группе один, настоящий хакер. В отличие от меня, он без ума от программирования и уже кое-чего в этой области достиг. Работает на кафедре информационной безопасности, шеф его очень ценит. Так вот, он говорил мне как-то, что при всех усилиях государства по защите информации есть в сети сервера с копиями разных архивов, и при желании он может, например, по номеру мобильного установить владельца. Хотя за это у нас и уголовное дело могут завести - это теперь называется "персональные данные", и закон есть об их защите."

"Да-да, что-то я такое слышала.. Ну и что?"

"Ну как что? Давай я его попрошу пробить эту квартиру.. На кого зарегистрирована, кто прописан, кто раньше жил. Прольем, так сказать, свет, на этот голубой свет"

"Идея хорошая.. А это не опасно?"

"Ну, я спрошу его. Но вроде он говорил, что может все аккуратно сделать." 

"Главное, чтобы ему это никак не навредило.. Не стоит того. Спроси, пожалуйста"

Приехав домой, мы разошлись по комнатам и затихли. Вася "залип" за компом, продолжив сеанс одновременной переписки с несколькими десятками абонентов - друзьями, подругами и знакомыми. Я сделала себе большую кружку травяного чая, который помогает облегчить последствия обжорства, и завалилась на любимый диван с планшетом. К завтрашней конференции надо покопаться в интернете, читануть статьи израильских и американских коллег. 

Что-то я еще забыла сегодня. А что - не помню. Нужно весь день в голове пролистать. С чего он начался-то? О, Леонид и Маша! Вот не могу я это отпустить. Где-то в далекой Москве у человека плохо с сердцем. А я тут лежу, набитая хинкалями, и чай пью. Позвонить? Написать? Или не дергать?

Позвоню.

"Леонид? Добрый вечер, это Лиза из Питера, помните? Да, здравствуйте. Я не знаю, зачем я звоню.. Точнее, вот что: дело в том, что я кардиолог. Завотделением. В военно-медицинской.. А у Вашей Маши проблемы с сердцем.. ну и это не идет у меня из головы. Я подумала - вдруг Вам что-то нужно? Она в какой клинике-то лежит?"

"Кардиолог? Ну да, понимаю. Она в Бурденко сейчас. Я говорил с врачом, он настаивает на аблации, вы же знаете, что это такое, конечно? Говорит, если не сделать, то все это может плохо кончиться. А если делать, то возможны осложнения. Вот я сижу тут на скамейке у больницы и не знаю, что делать. В медицине я ни-бум-бум, рисков не понимаю". 

"Аблацию я знаю, Леонид, и раз в неделю ее сама делаю. Я же оперирующий хирург. В каком она отделении, не помните? Мы с клиникой Бурденко, хоть и по разные стороны московско-питерского противостояния, но общаемся тесно. Кто заведующий? Герштейн?"

"Первая кардиология.. не знаю, кто заведующий. Нужно уточнить?"

"В первой - Герштейн, Давид Самуилович. По крайней мере, зимой он еще там был. Уточните, пожалуйста. Если это он, я позвоню ему, поговорю на нашем птичьем языке и вам потом на человеческий переведу. И не волнуйтесь. Аблация не так сложна, как это звучит. И сам Давид Самуилович - хирург от Бога. Если он будет оперировать, бояться нечего". 

"Спасибо Вам огромное! Удивительно получать реальную помощь от малознакомого человека.. Друзей-то, бывает, не дозовешься, а тут..Я узнаю и обязательно перезвоню! Спасибо!"

"Всего хорошего, до свидания".

Ну, вот. Долг временно выполнен. Совесть чиста. Опять же появился повод поболтать с Давидом Самуилычем, потешным старичком и хирургом милостью Божьей. Помню, на конференции в Архангельске он принял немного лишнего и в холле гостиницы читал мне вслух Баратынского. Что-то там про "доступный дух". Не подумайте дурного, никто никого не охмурял, да и лет ему сильно больше шестидесяти. Старая школа, интеллигентнейший человек. Надеюсь, он жив-здоров.  

О, смска. "Заведущий - Герштейн Давид Самуилович, к.м.н.Спасибо".



Глеб Егоров

Edited: 26.05.2017

Add to Library


Complain