Дочь капитана Блада

Размер шрифта: - +

Глава 25 Панамские приключения

  Питт Уоллес, пошатываясь, поднялся на шкафут. В голове звучал то ли звон корабельной рынды, то ли свист штормового ветра. Тягостно ныла подвязанная на перевязи рука. Швырнув в лицо квартирмейстера пригоршню солёных брызг, морской ветер освежил его разум. Привычное зрелище копошащихся на палубе матросов окончательно вернуло квартирмейстера к действительности. Питт огляделся. На юте распоряжался Крисперс, а на баке виднелась фигура Сильвера. Рядом с ним, изящно подбоченившись, расположился де Фонтейн.

   - Опять этот франт здесь? – Уоллес кивнул шкиперу.

  - А ты что думал? – огрызнулся Крисперс, - мы теперь для него пустое место. Не то, что этот Валуа.  Нэд, и тот недоволен. Теперь всё здесь, даже  «Старую Англию» на Хэндса оставил.

  Питт выругался. Воспоминания о  недавних событиях напомнили о себе подступающей к горлу дурнотой. Обида мучительно жгла душу. Облегчив сердце ещё парой крепких словечек, квартирмейстер решительно двинулся в сторону бака, но вскоре столкнулся с возникшим будто из-под земли  Вольверстоном.

  - Эй, Питт! – остановил его старый вояка, - через полчаса совещание.

  - Проклятье! – недовольно буркнул Уоллес, - опять он с этим французом!

  - А ты что думал, Питт? – задумчиво промолвил  Вольверстон, - де Фонтейн - друг Беревика. Если бы не придворные интриганы, тоже до маршала бы дослужился.

  Питт помрачнел. Друг сводного брата Сильвера! Хуже не придумаешь! Да ещё такой франт - на палубе словно на дворцовом паркете. Под стать капитану.

  - Приятель Беревика, говоришь, - буркнул Питт, - жаль, что нельзя драться во время похода…

  Сильвер и де Фонтейн уже спускались с лестницы. Тридцатилетний сухощавый месье высокомерно взглянул на приближающегося квартирмейстера.

  - Твои ребята слишком молоды, Сильвер, - заметил он, - сухопутную экспедицию должен возглавить опытный командир.

  Сильвер недоверчиво взглянул на француза.

  - Говоришь, что у тебя есть опыт? Посмотрим, как справишься в Рио-Чагре…

   К вечеру фрегат  де Фонтейна направился к берегу,  чтобы пристать в миле от крепости. Остальные суда остались в дрейфе на расстоянии пушечного выстрела от укреплений.

  Питт Уоллес всю ночь провёл на палубе. Питт сам не знал, чего же он хочет больше.  Крепость Рио-Чагре закрывала вход в устье реки. Это была первая из дверей, ведущих к панамским сокровищам.  Но с другой стороны… Как хотелось ему, чтобы этот нахальный француз потерпел поражение! Но увы! Доносившийся с берега запах гари становился всё сильней, а над городом всё чаще вспыхивали языки пламени. Вскоре забрезжил рассвет. В лучах восходящего солнца над почерневшими бастионами полоскалось белое знамя с тремя золотыми лилиями.

  - Капитан! – заорал Питт, не дожидаясь, пока сигнал заметят вахтенные, - Рио-Чагре взята!

  На палубу высыпали люди. Путь к устью реки был свободен. Заполоснув, взметнулись ещё недавно свёрнутые паруса, а корабли, скрипя снастями, развернулись и двинулись к берегу, где их встретил торжествующий потомок королей. Но радость длилась недолго. Оставив крепость и корабли на всё ещё ворчащего Уоллеса, пираты двинулись вверх по течению. Было тесно – почти семьсот человек с трудом уместились на двух двадцатипушечных фрегатах. Ещё около пятидесяти следовали в арьергарде на плотах и каноэ.

   К вечеру река стала заметно уже. Под безмятежной водной гладью  угадывались  то ли брёвна, то ли спины гигантских чудовищ. Гуще становились и прибрежные заросли, а из кустов то и дело доносились крики незнакомых птиц.

  - Жутковатая картина, - заметил Крисперс

  - Да ладно тебе, Уоррен, людей пугать, - оборвал его Сильвер, - ещё до Рио-де-дос Брадоса не дошли.

  Де Фонтейн испытующе взглянул на капитана.

  - Когда думаешь остановиться?

  - Вблизи Крус-де-Хуан-Гальего

  - Не стоит, - возразил Дастин, - лучше в Рио-де-дос-Брадосе. По реке ночью идти опасно. Она слишком мелководна, да и индейцы сплавляют по ней брёвна. К тому же вода здесь кишит кайманами.

  - Я бы всё же поднялся выше, - возразил Сильвер, - но если ты считаешь… Думаешь на фрегатах ночевать?

  - Здесь есть небольшое поселение, - уверенно произнёс Дастин, - хижин десять—пятнадцать. Устроимся в них. К тому же там есть запасы продовольствия.

  - Думаешь, они не предупредят остальных?

  - Не успеют, - выражение лица Дастина не оставляло ни малейших сомнений в его планах. На лице Сильвера вновь мелькнуло сомнение.

  - Капитан, подумай хорошенько! - возразил де Фонтейн, - высаживаться на берег, когда у нас есть два хороших, прочных судна!

  Но Сильвер уже принял решение. Оставив пятьдесят человек на фрегатах, пираты высадились на берег.  Под ногами хлюпала зыбкая почва, и пираты то и дело проваливался по пояс в болото. Сильвер и де Фонтейн шли* впереди, прорубая дорогу саблями.  Вольверстон ни на шаг не отходил от капитанов, а Дастин то и дело отлучался в кусты, высматривая дорогу.

  Вокруг раздавались странные звуки. Шорохи, вскрики, урчание… То тут, то там, подобно огромным пещерам, высились причудливые изгибы корней гигантских деревьев. Голые стволы-колонны устремлялись ввысь. Неожиданно над головой Сильвера метнулось что-то длинное и толстое, извивающееся, подобно гигантской змее. Крисперс вздрогнул.

  - Капитан!

  Сильвер взмахнул саблей. Гигантская лиана упала под ноги путникам.

  - Медленно что-то идём…

  - Думал, что это Пэлл-Мэлл?

  Темнота сгустилась. Шорохи становились всё громче. Неожиданно вдали раздался пронзительный меланхолический крик. Пираты невольно вздрогнули. Крик повторился.



Нелли Искандерова

Отредактировано: 24.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться