Дочь короля и война троллей (книга третья)

Размер шрифта: - +

Смелый план

— Ну, отец, давайте выбираться из проклятого подземелья.

— Ты что, сынок, думаешь, я тайком покину свою клетку и брошу товарищей? Неужто плохо меня знаешь?

— Да я не предлагал оставить несчастных томиться в кандалах. Я лишь хотел, чтобы вы покинули заточение. А спасение остальных предоставьте мне.

— Нет, сынок. Я всегда сражался рядом с моим приемным отцом. И теперь на бой мы отправимся вместе.

— Хорошо, победу или смерть примем бок о бок. Хотя я охотно отдал бы за вас свою жизнь.

— Спасибо, сынок. Другого ответа я и не ждал. Надеюсь, небеса помогут нам. Теперь поднимись наверх и постарайся вести себя как ни в чем не бывало. Жди знак, который я подам тебе. Как только увидишь, что из подземелья повалил дым, мигом беги вниз. Дым убережет тебя от посторонних глаз.

Рихард вновь обнялся с отцом и поспешил наверх.

— Эй, тупица! — закричал Райнер. — Уснул ты, что ли? Битый час проторчал в подземелье.

— Ох, так это, не гневайтесь, господин. Я нагрузил в тачку топорики. А сверху пристроил боевой цеп. Ну, думаю, захвачу еще копья, чтобы не ходить два раза. А поклажа возьми да развались прямо посреди коридора. Ну, и господин Дитер начал ругать меня. Вот я и замешкался.

— Да толку от тебя, Тупица, маловато, даром что здоровяк. А что же Дитер сам не вышел с тобой? Ему что, есть не охота? Или он думает, что я понесу его обед вниз?

— Верно, господин, вы правы. Дитер, пока ругался, как раз помянул, что от голода подвело живот. И до смерти опротивела ему похлебка, что варит господин Хаган. Он, это… решил идти в деревню да прямиком направиться в трактир.

— Что!? Ты ума лишился, Никлос? До деревни идти целых два дня в одну только сторону! Не мог Дитер такое сказать.

— Я, конечно, умишком не вышел, господин Райнер, но повторить слово в слово могу. Он точно отправился в трактир.

— Да быть того не может! Уж явно ошибка какая-то, — пробормотал Райнер. — Эй, братцы, хватайте оружие, надо проверить подземелье. Уж не случилось ли какой беды.

Тролли, вооружившись до зубов, ринулись в подземелье. А Рихард тем временем подрезал стремена и лошадиную упряжь.

Солдаты обошли все коридоры, но не ничего подозрительного не увидали. Кузнецы и оружейники продолжали работу, позвякивая цепями кандалов. Тилль сидел на своем месте, закованный с головы до пят.

А стражника Дитера и впрямь след простыл.

— Вот наглый обжора! Он, видите ли, отправился полакомиться в трактир!

— И оставил службу, даже не известив старшину.

— Надо будет лишить его жалованья за эдакую наглость.

— Смотрите, с ним, поди, ушли еще четверо! Совсем обнаглели. Бросить пленников без присмотра! Счастье, что цепи прочно их держат.

— Да уж, если бы не это, то проклятые людишки рискнули бы сбежать.

— Брось, Райнер. Они трусливы и слишком измучены. Даже без охраны никогда им не выбраться.

Солдаты оставили вместо Дитера другого стражника и спокойно вышли из подземелья. Пока пусть покараулит один. На ночь его сменят трое солдат. Ах, если бы они знали, что картина, которую видели их глаза, была обманом.

Когда Рихард ушел, Тилль выбрался из своего заточения. Тут-то его железные кулаки пошли в ход. Расправившись со стражниками, он помог разбить цепи кандалов двоим друзьям. Втроем они начали освобождать остальных. Вскоре все узники были свободны, и к приходу солдат цепи на их ногах болтались лишь для виду.

Стоило страже вновь покинуть подземелье, как работа закипела. Кузнецы и оружейники надели латы и шлемы, что готовились для солдат короля Хенрика. Каждый выбрал оружие, что пришлось по нраву. Они разобрали и двуручные мечи, и топорики, и боевые шары с шипами.

— Мы готовы, господин Оружейник.

— Отлично, ребята. Может статься, в бою кто-то из нас погибнет. Это уж как повезет.

— Да уж лучше в бою, господин Тилль, чем помирать от голода и непосильной работы для врага.

— Точно! Мои родные будут гордиться, что их отец защитил себя с оружием в руках.

— А мне, уж если погибать, так прихватить на тот свет еще тройку-другую проклятых слуг самозванца.

— Ну, ребята, хорошо, что боевой дух в вас не остыл. Теперь дождемся ночи, и помоги нам Господь. Эй, Ханс, ты самый юркий из нас. Попробуй осторожно пробраться к выходу да подай знак, когда солнце опустится за деревья.

Ханс только кивнул и, скорчившись, осторожно ступая, прошел почти к самому выходу из подземелья. Притаившись за выступом, он стал напряженно вглядываться в узкую полоску света, что шла от полуприкрытой дверцы.

Рихард продолжал как ни в чем не бывало расхаживать среди солдат. То с вязанкой хвороста, то с мешком соломы.

— Что ты болтаешься у всех под ногами, Тупица? — раздраженно воскликнул Мориц.

— Ну, так это, если господин старшина желает, так я могу вздремнуть немного вон там на припеке.

— Еще чего, дубина ты эдакая. Ты уляжешься храпеть, а мы станем носить воду сами?



Ларец сказок

Отредактировано: 25.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться