Дочь короля и война троллей (книга третья)

Размер шрифта: - +

Навет

Кто зовет его по имени? Или это во сне слышатся голоса? Ух, как пробирает холод, словно лежишь в снегу!

— Силы небесные! — открыв наконец глаза, воскликнул Рихард.

Он и впрямь лежал посреди опушки прямо на снегу. На коленях возле него стояла Шарлотта, и ее горячие слезинки обжигали замершее лицо мужа.

Родные лица с тревогой склонились над ним.

— Слава тебе, Пресвятая Дева! — воскликнул добродушный толстяк брат Хьюго. — Эй, ребята, наш Рихард живехонек! Ведите сюда лошадь с телегой.

— Э, нет, не хватало еще сыну Оружейника ехать в город, валяясь на телеге, словно мешок соломы! Надеюсь, мой конь не дал деру и не стал ужином для голодных волков? — усмехнулся Рихард. — Ну, Лотта, ты легкая, как пушинка, верно, не откажешься прокатиться со мной?

Всю обратную дорогу друзья наперебой рассказывали о взятии города. Да о славной победе.

— Представь, Рихард, этот полоумный Хенрик пред штурмом приказал забить все двери и окна домов досками! Так боялся, что горожане решатся помочь нам да нападут на его солдат с тылу.

— Да-да, бедняги сидели в заколоченных домах и стучали зубами от холода. Никто из них не отважился затопить печь. Должно быть, боялись пожара. Попробуй-ка выбраться из заколоченного дома.

— Еще мы освободили всех узников тюремной башни.

— Мы и глазам не поверили, но там сидела уйма знатных господ. Чего ради самозванец затолкал их в башню?

— Да они клянутся, что верой и правдой служили нашему славному королю и пострадали за верность.

— Хм, уж глядя на их сытые рожи, что-то мало в это верится.

Ах, каким ликованием встретили жители города Рихарда и Шарлотту! Хотя было уже далеко за полночь, никто в городе и не думал улечься спать. Даже малыши на руках у матерей таращили сонные глазенки на красивую пару, что проезжала к замку через дворцовую площадь.

Вы только поглядите, как сын Оружейника высок и статен. А плечи! Должно быть, парень сносит дверной косяк, когда входит в дом. А как хороша собой юная принцесса! Она похожа на королеву Ангелику, мать короля Фридриха. Такие же изумрудно-зеленые глаза. Но взгляд у королевы был мягче. Девушка, видно, унаследовала отцовское упрямство. Эх, жаль только, что на лбу у бедняжки красуется огромная ссадина. Ну не беда, до свадьбы заживет. Хотя говорят, что свадьба уже состоялась в «Обители неприкаянных», и сам епископ обвенчал молодых. Но не грех устроить торжество еще раз с почестями в замке.

На улицах и площадях горели костры. Пищали волынки и звенели бубны. Из винных погребов домов, в которых жили прислужники Хенрика, выкатывали бочки с вином и пивом. Всем наливали полные кружки и кубки за здоровье славных воинов Рихарда, за самого Рихарда, за госпожу принцессу, храброго Оружейника, Вальтера Сказочника и многих других. Женщины окружили раненых такой заботой, что беднягам грозило лопнуть от обжорства или потонуть в пуховых перинах, что горожане собрали по всему городу. Каждый старался устроить их поудобнее да угостить получше, приложить к ранам примочки, облегчающие боль.

Город ликовал до утра, жители сжигали портреты ненавистного Хенрика, возвращались в свои дома, что отняли у них слуги самозванца. Плясали и пели, обнимались и угощали друг друга. Ребятишки постарше клевали носом, но нипочем не решались разойтись по домам.

Рихард и Шарлотта валились с ног от усталости. Первой сдалась принцесса, заснув прямо за столом в кухне замка. Рихард задремал на рассвете, сидя рядом с женой. Оба они так и не решились войти в замок, где долгое время хозяйничал самозванец.

На следующий день в «Обитель неприкаянных» отправили подводы и телеги. Пора вернуть всех, кто по милости подлого Хенрика лишился дома.

Бедняге Вальтеру и его семье, а также Тиллю с женой было предложено занять любые комнаты в замке. Ведь их дома давно сожжены. Вальтер еле сдержал слезы. Дом можно построить, а вот сгоревшие книги!

К лесному ущелью отправились Шарлотта и Рихард. С ними поехали Тилль Оружейник и еще добрая дюжина крепких рослых парней. Им предстояла трудная работа. Со дна ущелья, которое указала принцесса, надо было бережно и аккуратно достать два изваяния белого мрамора — короля Фридриха Храброго и королевы Марии Тересии.

С грустью и почтением статуи были доставлены в королевский замок. Их установили в саду на самом видном месте. Скорбящие жители потянулись к замку — поклониться славной королевской чете.

Что за чудесный мастер выточил эдакие скульптуры? Глядите, словно живые! Экое горе, что проклятый убийца лишил жизни столь достойных людей. Ворота замка были распахнуты настежь, люди все шли и шли. Ехали даже из дальних деревушек — отдать поклон великому королю Фридриху. Ведь многие до последнего надеялись, что король с королевой живы.

Поджав губы и напустив на себя грустный вид, явились и граф Хеймерик, барон Колман и герцог Одо. Они стали заливаться слезами у мраморного постамента и клясться в вечной верности королю.

Но убедившись, что все поверили в их невиновность, лживые слезы тотчас высохли и лица приняли заносчивое выражение.



Ларец сказок

Отредактировано: 25.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться