Дочь кукушки

Размер шрифта: - +

18. Защитник

Мне казалось, этот поцелуй бесконечен. Но вот барон чуть отстранил свое лицо от моего, и я судорожно вдохнула воздух.

– Мой отец уничтожит вас, сударь! – я снова попыталась освободиться от его медвежьих объятий, и у меня снова это не получилось. Взывать к его совести было бессмысленно, и я решила попробовать обратиться к его рассудку. – Отпустите меня, и я обещаю, что никому не расскажу о том, что здесь произошло.

– Конечно, не расскажете, – ухмыльнулся он, и меня снова опахнуло винными парами, – потому что после того, что здесь произойдет, вы будете умолять меня, чтобы я на вас женился. И я женюсь – даю вам честное слово.

Я дернулась, а он расхохотался:

– Нет, Алэйна, не вздумайте кричать! Я, кажется, уже сказал вам, что будет, если вы мне откажете. Я вынужден буду донести на вашего отца. Возможно, он сможет откупиться от правосудия, но, возможно, и нет.

Я не хотела доставлять неприятности своему отцу. Он рисковал ради меня столь многим, что я обязана была защитить его от обвинений. Но сделать это такой ценой!

И будет ли отец признателен мне, если я пожертвую ради него своей честью? Не нанесу ли я своей уступчивостью гораздо больший урон его репутации, чем может сделать донос барона?

И, утвердившись в мысли дать отпор подлецу, я закричала:

– Помогите!

Даже в темноте было видно, как зло сверкнули глаза Шарле.

– Вы пожалеете об этом, Алэйна! – его рука снова закрыла мне рот. – Я больше не намерен с вами церемониться. Мне всё равно, как вы будете относиться ко мне после этого. Брак не всегда предполагает любовь. А ваш папаша вынужден будет на него согласиться, чтобы прикрыть ваш позор. А я еще поторгуюсь!

Я пыталась сопротивляться, но силы почти оставили меня, когда я вдруг услышала голос Артура:

– Торговаться, сударь, вы будете в другом месте!

Барон отпустил меня так резко, что я едва не рухнула на пол. Мне пришлось ухватиться за дверь.

– Ваша светлость, я не имел в виду ничего дурного, – мне показалось, Шарле протрезвел в одну секунду. – Я всего лишь пытался сказать вашей сестре, что схожу с ума от ее красоты и намерен просить у герцога ее руки.

– Алэйна, иди сюда! – скомандовал Артур.

Я осторожно протиснулась между дверным косяком и бароном. Я не хотела прикоснуться к обидчику даже рукавом своего платья.

Артур держал в руках канделябр, и в свете свечей мне было видно его лицо – глаза его потемнели от гнева. Я встала за его спиной, и на смену страху пришло чувство защищенности.

Так уже было однажды – лет восемь назад, когда на нас с Вивьен в поле напала взбесившаяся собака. Она подбежала к нам, скаля зубы, и изо рта ее текла слюна. До сих пор не понимаю, откуда там тогда взялся Артур, но он заслонил нас собой, и пес отступил, ретировался.

– Вы выбрали странный способ заявить о своей любви, – сказал Артур, и голос его дрожал от негодования. – Надеюсь, вы понимаете, что вам не сойдет это с рук?

Барон замотал головой:

– Прошу прощения, ваша светлость, я вовсе не хотел напугать Алэйну. Я всего лишь пытался объяснить ей все преимущества нашего брака.

– Вот как? – усмехнулся Артур. – И какие же преимущества имеет брак с бесчестным человеком?

– Не оскорбляйте меня, ваша светлость! – барон попытался собрать остатки гордости. – Не забывайте, я – тоже дворянин!

– Вы сами забыли об этом, сударь! Но раз уж теперь вы вспомнили, то, думаю, нет нужды напоминать еще и о том, как два дворянина решают возникающие между ними споры. Если у вас нет с собой оружия, можете выбрать любую шпагу в нашем оружейном зале. Утром мой слуга проводит вас к месту дуэли.

– Но, ваша светлость, – воскликнул Шарле, – вам же известно, что наш король не одобряет дуэли. Мне кажется, два взрослых разумных человека могут уладить разногласия мирным путем. Я невольно обидел вашу сестру и готов принести и вам, и ей свои искренние извинения.

– Утром. На шпагах, – Артур чеканил каждый слог. – Спокойной ночи, сударь! Идем, Алэйна!

Он проводил меня до дверей моей спальни.

– Ложись в постель и постарайся забыть обо всём. Я пришлю твою горничную. Она побудет с тобой до утра.

Мне невыносима была мысль, что он видел меня в объятиях барона. Я чувствовала себя так, будто испачкалась чем-то грязным.

– Он угрожал, что навредит отцу, – пролепетала я. – И я боюсь, что он так и сделает.

– Не волнуйся из–за этого. Попытайся уснуть.

Но слова барона так прочно врезались в мою память, что я не могла думать ни о чём другом.

– Но он…

На губах Артура мелькнула улыбка.

– Он не успеет навредить, Алэйна! Утром я его убью!



Ольга Иконникова

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться