Дочь Монтесумы

Дочь Монтесумы

- А ну-ка хватит, господа, - вдруг донеслось до испанцев. Они совершенно не хотели прерывать своё развлечение, но не подчиниться командиру не могли. Да, он был инородцем, англичанином, но его поставил во главе сам Кортес – а уж с ним шутки точно плохи.

Уже практически обнажённая (не считая набедренной повязки и покрывала длинных растрёпанных волос), Отоми с ужасом наблюдала как в комнату входит ещё один белый демон. Он был немолод, но высок и широк в плечах, напоминая девушке матёрого ягуара.

Но принцесса совладала с собой, подавив секундную слабость – вместо ужаса, чёрные глаза наполнились гордость и отчаянной решительностью. Пришёл ещё один насильник? Что ж, пусть! Одним больше, одним меньше – не велика разница! Отоми, дочь Монтесумы, не станет визжать от страха и молить о пощаде!

- Найди себе другую, англичанин, - огрызнулся один из испанцев – Рауль де Овьедо, один из самых молодых конкистадоров, пошедших за Кортесом. – Эта – наша.

- Заткни пасть! – прикрикнул на него Хуан де Элькано - уже пожилой ветеран, прошедший не один десяток битв.. – Его назначил Кортес, а значит, мы должны его слушаться. И ты – тоже!

Однако же во взгляде его не было ни капли смирения – одно лишь колкое недовольство. Элькано тоже был не в восторге, что развлечения прерывают, да ещё и не кто-то, а этот английский пёс, которого Кортес почему-то жаловал. Но он бы не прожил так долго, если бы не знал, что иногда своё недовольство нужно запихнуть куда подальше.

- Эта девушка – дочь правителя, - всё также спокойно, почти дружелюбно проговорил Джон Рейнольдс. Взгляд же был пронзителен и твёрд. – Как известно, его католическое величество велел не трогать местных вождей и их семьи.

- Мы не собираемся её убивать, - сверкая глазами, осклабился Альфонсо де Кандиа. – Просто немного отдохнём после долгой дороги.

Высокий, худощавый, с замашками аристократа – тем не менее, он был превосходным стрелком и одним из самых свирепых воинов. Именно он не сводил с Отоми голодного взгляда, позволяя себе преследовать её даже тогда, когда испанцы ещё не взяли город. Девушка пробовала жаловаться отцу, но Монтесума не только не наказал наглеца, но ещё и высказал дочери. Она удостоилась внимания одного из детей Кетцалькоатля! Это огромная честь!

Отоми же никогда, ни на мгновение не верила, что пришлые – дети бога. Нет, она слышала, что про них говорили в других городах. Эти чужаки – варвары и чудовища, пришедшие на погибель всему народу мешика.

Но даже сама принцесса не подозревала, насколько она права…

- Уверен, вы найдёте другую компанию для отдыха, господа, - всё также спокойно ответил Рейнольдс. – А теперь оставьте нас.

Испанцы переглянулись – каждый был уверен, что проклятый англичанин попросту задумал забрать их добычу себе. Рука Овьедо схватилась за оружие, но Хуан схватил парня за запястье.

- Пошли, - мрачно бросил он.

Рауль уже был готов взорваться, но что-то во взгляде старшего товарища заставило его выпустить оружие. Разразившись ужасной бранью, он первым вылетел из покоев. Следом двинулся Элькано, Кандиа замыкал шествие. Выходя, он обернулся и снова смерил Отоми обещающе-оценивающим взглядом. Но девушке было не до этого.

Одни мерзавцы ушли, их место занял другой! Видать, главарь, раз эти демоны так его слушались. А значит он ещё хуже и кровожаднее их!

Но Отоми – дочь Монтесумы, избранника богов! Каким бы чудовищем ни был этот демон, она не станет унижать себя мольбами о пощаде!

Пользуясь тем, что новый демон просто стоит и смотрит на неё, девушка метнулась к столу, на котором лежал забытый кем-то из испанцев нож. Выкрикнув имя Шолотля, бога смерти, девушка взмахнула рукой…

- Не нужно.

…но в самый последний момент, когда острие уже почти коснулось груди Отоми, демон, внезапно оказавшись рядом, схватил её за руку. Готовая к смерти, опьянённая яростью, девушка, зарычав, словно пума, попыталась вонзить нож насильнику в глаз. Но проклятый демон был слишком силён, Отоми могла лишь трепыхаться в его руках.

- Я не желаю тебе зла, успокойся.

Если бы разум девушки не был поглощён яростью, она бы непременно удивилась, ибо демон говорил на её языке. Но сейчас Отоми могла думать лишь о том, как бы так извернуться, чтобы всё-таки ударить чудовище.

- Я тебе не враг, – сказал Джон, видя, что принцесса по-прежнему смотрит на него, будто волчица. Он отобрал и отшвырнул нож – но девчонка не унималась, набросившись на него с голыми руками. Снова перехватив, Джон отшвырнул её на кровать. Тут же вскочив, волчица вновь бросилась на него, намереваясь вцепиться ногтями в лицо. На этот раз Рейнольдс не просто отбросил дикарку, но и лёг сверху, держа за руки.

- Уймись, кому сказано! Я тебе не враг! Тихо!

Отоми извивалась, вырывалась, рычала, задыхаясь от ярости – и беспомощности. Нет, нет, нет, она ему не дастся! Лучше смерть! Пусть Шолотль заберёт её, пусть её сердце станет жертвой богам – что угодно, только не это!

Но мгновения сменялись одно за другим, раз, два, три…

А проклятый демон ничего не делал. Силы уже почти покинули Отоми, она уже могла лишь просто лежать, тяжело дыша, придавленная к постели мощным телом. А он всё не шевелился.

- Успокоилась? – раздалось над ухом девушки. Теперь она наконец-то услышала чужака – и не смогла сдержать изумления:

- Ты… белый демон знает наш язык?!

- Он много чего знает. И обо всём расскажет принцессе – если она перестанет на него бросаться и пытаться себя убить.

- Лучше смерть, чем… - рванувшись, прошипела Отоми. Но демон будто бы ждал этого.

- Не лучше, - оборвал он, сильнее сжимая руки девушки. – Я ничего с тобой не сделаю. Слышишь? Ничего. Я тебе не враг.

- Ты лжёшь!

Собрав остатки сил, Отоми снова рванулась и – о, чудо! – ей удалось высвободить одну руку! Но увы. Словно ожидая этого, чужак снова схватил её и рывком поднял вверх – вместе со второй.



Татьяна Бессонная

Отредактировано: 24.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться