Дочь небесного духа

Размер шрифта: - +

Глава 5. Первая ночевка

Все четверо так и стояли столбами, когда вернулся Сейд.

«Вы чего?» – завертел он головой, ожидая увидеть надвигающуюся опасность.

– Л-лучше не с-спрашивай, – слегка заикаясь, вслух ответил Нанас.

– Ты рыбку любишь? – поежившись, нервно хохотнула Надя.

«Люблю. Только не очень мелкую. А что, вы поймали рыбу?»

– Это она нас чуть было не поймала… – вновь не сумела подавить смешок девушка, хотя ей было совсем не смешно.

– И н-не мелкая, – судорожно сглотнув, добавил Нанас. – Совсем-совсем не мелкая.

– Великая рыба! – с уважительным придыханием прошептал Гор, кося глазами на озеро.

«Ты им что, саамские сказки рассказывал?» – удивленно вытаращил морошковые глаза на бывшего хозяина пес.

– Какие уж там сказки! – взмахнул тот руками. – Самая настоящая Великая рыба! Глаза – как твоя голова!

– Он не преувеличивает, – почуяв недоверие пса, закивала Надя. – Ну разве что, как он говорит, легохонько. Так что, если хочешь, лови ее сам. Но я бы не советовала.

Шутка девушки и ее осторожная улыбка слегка разрядили обстановку. Неуверенно заулыбались и остальные.

– Пусть расскажет, как он-то сбегал, – откашлявшись, хрипло выдавил молчавший до сих пор Селиванов. – Нашел самолет?

Обратиться непосредственно к псу водитель то ли постеснялся, то ли посчитал ниже своего достоинства, а скорее всего, просто не привык еще, что собака может быть равноправным собеседником.

Сейд обижаться не стал, тем более, наверняка понимал, что узнать об этом хочется всем.

«Я нашел обломки самолета. Там, чуть дальше, – мотнул он белой круглой головой. – Лучше еще немного проехать на лодке, чтобы вам меньше идти по лесу».

– Ну уж нет, – замахал на него Гор руками. – Мы люди не гордые, и пешком прогуляемся!

Остальные поспешно закивали. Мысль о том, что Великая рыба поджидает в глубине, когда они отчалят от берега, чтобы плотно поужинать, посетила, пожалуй, всех одновременно.

– Только давайте-ка сделаем это с утра, – зевнула Надя. – Если честно, я уже с ног валюсь от усталости. И глаза просто сами закрываются.

Ее зевок словно послужил толчком к цепной реакции – один за другим зазевали и мужчины. Даже Сейд с похожим на поскуливание звуком широко раззявил розовую пасть.

– Это дело, – отзевавшись, согласился Гор. – Но давайте все же от озера отойдем.

– Думаешь, она и по суше ползать умеет? – хмыкнул Андрей Селиванов.

– Умеет, не умеет, а отойти действительно стоит, – поддержала старика Надя. – Не нужно забывать, что нас и кроме рыбы кое-кто хочет изловить. Так что давайте не будем терять времени: хватайте рюкзаки, оружие – и почапали!

– А канистру с бензином? – спросил Нанас. – А патроны?

– Канистру оставим – нам же назад еще возвращаться, – глянул почему-то на девушку Селиванов. – Только спрятать нужно на всякий случай, прикопать под деревом.

Надя кивнула и сказала:

– А патроны сыпьте себе в рюкзаки и в карманы, сколько влезет и сколько сможете унести. Думаю, лишними они никак не будут; лучше слегка попотеть сейчас, чем разучиться потеть вовсе…

Палатка была всего одна, трехместная, поскольку о том, что количество путешественников увеличится, заранее предполагать никто, конечно, не мог. Впрочем, Сейда можно было не считать – он в любом случае не стал бы спать в палатке. Да и сама Надя с огромным удовольствием предпочла бы сон на свежем воздухе палаточной тесноте и тройному мужскому храпу, если бы не комары.

 

Несмотря на дикую усталость, заснуть она не могла долго. То ли дело было в упомянутом храпе, то ли в незаходящем солнце, свет которого просачивался и через ткань палатки, а скорее всего от того и другого сразу, да еще от разнообразных мыслей, которые будто только и ждали, пока девушка ляжет, чтобы наброситься на нее подобно тем же комарам, разве что они не жужжали и не сосали кровь. Зато от этих навязчивых мыслей не спасала никакая палатка.

Сначала Наде вспомнился Ярчук, неприятный разговор с ним и особенно тот проклятый поцелуй, воспоминание о котором, собственно, и потянуло за собой все прочие мысли. Девушка будто вновь пережила те мгновения, от которых вновь сильней заколотилось сердце и потеплело внизу живота. Такое поведение собственного организма не только рассердило, но и весьма напугало Надю, ведь она знала, что никаких чувств, кроме неприязни, граничащей с полным неприятием, если не ненавистью, к начальнику гарнизона не испытывала, а любила одного только Нанаса. Но знала она это головой, разумом, а предательское тело, оказывается, имело на этот счет несколько иную точку зрения. И это было настолько неестественно, отвратительно и ужасно, что девушка изо всех сил стала пытаться выгнать непрошеные чувства и мысли, попробовав переключиться на что-то действительно хорошее и приятное. Самыми приятными для нее, конечно, были ее отношения с любимым мужем, Нанасом. А поскольку мысль о поцелуе была самой на тот момент «актуальной», то Наде невольно вспомнилось, как она учила целоваться своего «дикого» избранника, который до встречи с ней вообще не целовался ни разу в жизни. Мало того, он, оказывается, вовсе никогда не видел целующихся людей – в их сыйте или вообще этого никто не делал, или, что наиболее вероятно, целоваться на людях там было не принято. Но самым смешным в этой ситуации было то, что и сама «учительница», хоть и знала, что такое поцелуи, и даже видела их на видео, тоже не целовалась ни разу, не считая робких дочерних поцелуев в батину щечку в дни его рождения, 23 февраля и в День ВМФ. Поначалу Нанасу не очень понравились эти уроки – он искренне удивлялся, узнав, что большинство людей получает от этого «глупого дела» удовольствие. Однако Надя была требовательной и непреклонной учительницей, и в конце концов ее ученик стал делать очевидные успехи, а потом и вовсе втянулся в эти «занятия» так, что ей порой приходилось сдерживать его рвение.



Андрей Буторин

Отредактировано: 10.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться