Дочь проклятого короля

Размер шрифта: - +

6

У нас в поселке говорили шепотом, почти как сказку, что самые сильные драконы, магия у которых смешалась с кровью, могут принимать людской облик. Я не верила. До сегодняшнего дня я думала, что драконы – это только неразумные животные.

Возможно, поэтому боги наказали меня.

От свечи остался крохотный оплавок. Слабое пламя освещало только старый рогатый подсвечник. Косые тени раскачивались рядом и вздрагивали от сквозняков, гуляющих по дому. Я забралась на холодную, пропахшую старьем, кровать и спрятала замерзшие ноги под собственной юбкой.

Я не знала, ночь сейчас или только вечер. Не знала, что ждет меня за дверью, что ждет меня завтра. Единственное, что было понятным, –  мое одиночество. Оно так и осталось со мной, не оставило, не отвернулось. Все также шло рука об руку. В носу защипало, жалость к себе разлилась в груди горькой микстурой. И тихо завыла, закрыв рот кулаком, заглушив эту слабость.

Очень скоро слезы просто кончились, оставив после себя тупую боль в голове и пьяную тяжесть во всем теле. Глаза начали слипаться, и я села на постели, боясь уснуть. Встречи еще с одним женихом я бы не выдержала.

Я огляделась, глаза уже привыкли к темноте, и я моглы выловить угловатые очертания обстановки. В высеченном в горе доме не было щелей, и солнце не могло проникнуть в эту нору. Сырой и холодный, под стать ящерам, которые поселились в нем. Я поняла, что если драконы меня отпустят, мне некуда будет пойти. В поселок мне нельзя – шаман натравит на меня Стражей чистоты. Не думаю, что Ба сможет сделать что-то против шамана.

Мне может повезти, и я найду место служанки в каком-нибудь городишке. Пока кто-нибудь не узнает меня, по рисунку на коже, или имени…

Продавать мне нечего – я не умею создавать, лечить, защищать. Только разрушать. Это моя суть. Это единственное, за что можно получить хорошую цену. Но слишком велика возможность оказать за гранью, слишком близко к Той стороне. Нелегкий выбор между попрошайкой и воровкой. Так ли мне нужна эта свобода?

Я подошла к догорающей свече и заменила ее и две давно сгоревшие на новые свечи. В комнате стало ярче, и я впервые за время, что нахожусь здесь, внимательно осмотрелась. Я оказалась словно в большом бабушкином сундуке: сваленные книги, кривые полки и горы одежды разных цветов и эпох. Если эту спальну готовили для невесты, то страшно представить, как выглядит остальная часть дома.

За стеной не слышалось ни шороха, а вот где-то вдалеке, за слоями камня слышались крики, как будто земля стонала. И от эитх звуков леденел позвоночник. Камень равнодушно впитывал эти стоны. Зов дракона, я узнала его. Сколько их было там, за безопасностью дома? Я поспешила закрыть дверь на задвижку и подтолкнула ворох одежды к двери, соединяющей мою спальню с хозяйской. Эта куча тряпья дракона не остановит, но даст мне пару секунд на попытку бегства, на проверку своей удачливости. Я горько усмехнулась и принесла еще один ком одежды, соорудив тряпичную гору внутри спальни.

Приготовила еще несколько свечей на смену, и только после легла поверх покрывала на кровать. Спать я не собиралась. Знала, что не усну. То ли от усталости, то ли от всего пережитого, но мысли, что лезли в голову, были сумбурными и странными, как истории в усмерть пьяных молодцов.

 

Волшебства в нашем мире остались крохи, все прежние знания сотлели в глубинах памяти, в умах давно умерших людей. Передавать даже самые безобидные умения было опасно. Не знаю, находились ли смельчаки.

Все началось с Мирного Ура, короля, чьи подвиги прославили его еще при жизни. Говорят, он был честен и храбр, и правил справедливо, так как никто до него. Единственное, чего он боялся до безумия, что ненавидел и с чем не мог смириться, - это колдовство.

Не было травли, не было судов и приговоров. Люди просто исчезали. Старики, которые почти дожили свой век, но в крови которых еще тлела магия. Дети, чья сила плескалась маленькими живыми источниками. Молодые сильные колдуны, способные одолеть целую армию. Все они пропали без следа.

Мирный Ур умер почти двадцать лет назад, но наследие его сохранилось: Стражи чистоты. Воины новых королей, они рыщут день и ночь. Вытаскивают тебя из постели, отрывают от материнской груди, выкапывают из свежей могилы, и ты исчезаешь. Тебя как будто никогда и не было. Если вдруг найдется кто-то, кто о тебя не забыл, кто захочет найти, он не сможет доказать, что ты жил, что ты – не его выдумка, а был настоящим. Те, кто не может забыть, заболевают, их приходится лечить в Духовной лечебнице.

Стражам чистоты не нужны свидетельства твоей силы, хватит шепота в твою сторону, подозрения, что скверна рядом, и стражи начинают беззвучную охоту. Охоту, в которой ты всегда жертва.

Шаманы, в какой-то мере, они удачливые прохвосты. Сила, которой они обладают, мала и почти бесполезна, но они единственные, кто может ею пользоваться, не боясь быть стертыми с улиц поселений.

Из-за Мирного Ури ушли все драконы, хотя в их силах было уничтожить наше маленькое королевство.

Они ушли в горы, не желая ввязываться в человеческую войну. Она их не касалась. Он бы выжили и без человечек. Ведь магия не просто была в их крови, драконы полностью сотканы из магических нитей.

Драконы стали легендой, сказкой, в которую приходилось верить, потому что то тут, то там говорили, что их видели. Они появлялись в деревнях, они обменивали свои дары на дары людские. Так говорили.



Дария Волох

Отредактировано: 30.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться