Дочь ведьмы

Глава 12. Побег 2

Глава 12. Побег

В следующий раз я проснулась, когда малышка заворочалась и начала плакать. Я привстала на локте и пыталась понять, в чем дело. Она голодная? Замерзла? Её пора переодеть?

Услышав плачь, в мою комнату ввалилась вся семейка Токаревых. Я прижала ребенка к себе, смотря на всех как загнанный в капкан волчанок. Веник и Влад были разукрашены: у обоих фингалы под глазами, мой опекун прижимал к челюсти завернутый в ткань лед, а у Веника была перевязана одна рука. Василий выступил вперед:

- Руся, - начал он, - то, что произошло, было необходимо, - ну, да, как же! – Теперь Веник подтвердил, что ты абсолютно чиста и не имеешь цели нам вредить. Поверь, больше никаких испытаний мы устраивать не будем.

- Какая честь, - холодно ответила я. Наверное, моим взглядом можно было заморозить.

- Я знаю, ты злишься, - миролюбиво произнес Василий. – Но и ты нас пойми, ты ведьма, много странностей происходит, и мы решили, что даже если ты не имеешь цели навредить нам, можешь просто скрывать какие-то важные вещи.

- И как? Выяснили, что я скрываю?

- Почему ты не рассказала о том случае, когда тебя «подвезли»? – подал голос Влад. Он говорил так, будто у него во рту что-то находилось и мешало нормальной речи.

Почему? Да потому, что хочу забыть об этом и не вспоминать. Да и этот эпизод не имеет никакого отношения к происходящему. Почему они подняли эту тему? Я молчала, не зная, что сказать.

- В общем, теперь мы полностью доверяем тебе и будем защищать как члена семьи, - торжественно произнес Веник.

Я посмотрела на него тяжелым взглядом. Какая честь! Вот только я им теперь не доверяю совершенно. Причем, их сложно винить. Они солдаты, привыкли не доверять всем, тем более, ведьмам. Это с моей стороны было глупостью думать, что мне доверяют и не собираются вредить.

Ребенок снова заплакал, и мне пришлось встать. Развернув девочку, я понесла её в ванну. Охотники расступились перед нами. Когда я вернулась, на моей кровати уже лежал чистый подгузник и была расстелена пеленка. Я молча запеленала малышку и залезла с ней на постель. Охотники равномерно распределились по комнате и уходить явно не собирались. К моему удивлению, Влад встал и сел рядом с нами, приобняв меня за плечи. Я оказалась притиснута к стене, а он будто отгородил меня от своих родственников.

Влад, Влад… Наверное, он единственный, на кого я не имела права злиться. Он единственный бросился на мою защиту. Вздохнув, я положила голову ему на плечо. Его искренняя забота трогала меня, но, как ни печально, защитить меня он не сможет. Уж от своей семьи-то точно.

- Все упыри исцелились, - подал голос Василий. – Они ничего не помнят, но среди них нет родителей этого ребенка.

Что?! Тогда откуда она там взялась?

- Вероятно, её матерью была та женщина, которая набросилась на тебя, Руся. Но она погибла.

Это была женщина? Но… Она напала на меня, когда я подошла к ребенку. Почему её не задело наложенное заклятье? Наверное, она находилась в другой комнате в этот момент. Внезапная догадка заставила дрогнуть сердце. Она пыталась защитить от меня своего ребенка! Поэтому и погибла. Не подойди я к коробке, её бы не застрелили. Я посмотрела на ребенка. Неужели из-за меня погибла её мать?

Но ведь она могла наброситься на кого-то другого… Или нет? Ведь не вмешалась же в драку, сидела тихонько и вышла только когда почувствовала угрозу своему ребенку.

- Родственников мы ищем, но до того времени пусть побудет у вас. Вы неплохо справляетесь с ролью родителей, - хохотнул Василий.

Влад повернул голову и увидел цветы. Его лицо тут же окаменело.

- Что это? – хрипло спросил он.

- Не знаю. Я проснулась, а они были здесь.

Влад посмотрел на Веника таким взглядом, что, владей он магией, точно убил бы брата. Сам он выглядел уверенным и довольным собой. Он посмотрел на меня, но что-то было не так, как всегда. Я поняла: во взгляде больше не было презрения и угрозы.

Стоп.

Это что же, он принес цветы?! Я думала на кого угодно, но его даже в расчет не принимала! Неужели он так пытается извиниться?

- Руся, отдай ребенка, - попросил Василий. – Я её осмотрю, попытаюсь определить возраст.

Я прижала девочку сильнее, но, подумав, все же согласилась. Ей нужен медицинский осмотр, ведь она может болеть.

Василий взял её у меня и куда-то унес. Не знаю, почему, но я чувствовала ответственность за этого ребенка. Вот только что с ней делать, если мать погибла? Может, жив отец или есть другие родственники? С грустью подумалось, что мы с ней похожи. Остались одни, без близких и попали в зависимость от охотников. Для себя я четко решила, что, когда решится её судьба, я и сама убегу отсюда. С охотниками жить не менее опасно, чем с прочими существами. Они уже говорили, что благодаря исцелению Влада, я вошла в их семью, а потом… Вспомнив, что произошло вчера, виски запульсировали болью. Чтобы не показывать навернувшиеся слезы, я спрятала лицо на груди Влада. Он прижал меня ещё сильнее и поцеловал в макушку.

Какой же он…добрый, честный, надежный. Не побоялся пойти против семьи, а для охотников она превыше всего. Рядом с ним мне даже дышать легче. Я обняла его за талию и практически легла на парня. Мне было плевать, как это выглядит со стороны, хотелось быть рядом с ним, прижиматься и…просто чувствовать его.

Примерно через полчаса вернулся Василий и вернул мне девочку.

- Можно мне её подержать? – робко спросил Влад. Я удивленно посмотрела на него. Ну, он, в общем-то, ни разу так и не прикоснулся к ней. Я аккуратно переложила её ему в руки. Влад очень осторожно принял сверток и смотрел так растерянно, будто это не ребенок, а хрупкая ваза.

- Ребенку около месяца, - вынес свой вердикт врач. – Здорова, но лучше купить ей крем от опрелостей. И ей нужны прогулки, коляска, пеленки, распашонки… Может, лучше нанять няню?



Алисия Эванс

Отредактировано: 06.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться