Дочь Ворона

Размер шрифта: - +

Глава 4.1. Доктор

ГЛАВА 4

ДОКТОР

 

- Давно подслушиваете, леди? – спокойно поинтересовался Виктор.

Я обернулся. Леди Эвелин курила, прислонившись к колонне. По утрам портик оказывался в тени. Если не всматриваться в полумрак, ее было легко пропустить в глубине галереи. Только оранжевый огонек мерцал возле мраморной аллегории юриспруденции.

- «Леди»? Только не говорите, что узнали меня по голосу.

- Нет, - признался Эйзенхарт. – Но я могу представить только одну женщину рано утром курящей на ступенях университета… и отчетливо пахнущей абсентом при этом.

Возможно, мне показалось, но леди в самом деле принюхалась.

- Я надеялась, мне удалось от него избавиться… А ваши комплименты становятся лучше. Тренировались летом?

Затушив сигарету о статую, леди Эвелин вышла к нам.

- Доктор, - широко улыбнулась она. – Рада видеть вас в добром здравии.

То же хотел сказать и я. В последний раз я видел леди вскоре после отравления. Было приятно заметить, что румянец вернулся на ее лицо, а в серых глазах снова поселилась лукавая смешинка.

- Леди Эвелин, - я слегка поклонился. – Что вы здесь делаете?

- Как сказал детектив, подслушиваю. Однако не моя вина, если наша доблестная полиция настолько беспечна, что обсуждает рабочие секреты под открытым небом.

- Мы под крышей, - не мог не возразить Эйзенхарт.

- Смысл от этого не меняется, - она так же не удержалась от спора. - Предупреждая вопрос, я ничего не видела. Вышла уже после вашего приезда. И да, слышала весь ваш разговор с тех пор, как вы подошли. Не то чтобы там было что-то интересное… Разве что экскурс в кастовую систему Синдистана… Расскажете как-нибудь еще о колониях, доктор?

Я пообещал, что обязательно.

- На самом деле я жду друга, - изволила все-таки ответить леди Эвелин. – Но, похоже, он опять потерял счет времени.

Она зябко поежилась. В шелковой блузе и простой юбке до колена она не только не походила на себя – куда исчезли дорогие ткани и вызывающе модный покрой? – но и была одета, мягко говоря, не по погоде. Я поспешил снять свой плащ.

- Заставить вас мерзнуть со мной за компанию? – рассмеялась она, отказываясь.  -Благодарю покорно.

- Как насчет кофе? – неожиданно предложил Эйзенхарт. – Расскажете, что имели в виду, говоря, что это не первое происшествие.

Она покачала головой.

- Расскажу, но здесь. Будет некрасиво, если я уйду, когда сама попросила прийти.

Заставлять леди ждать было не менее некрасиво, но я оставил комментарий при себе.

- У вас совсем нет верхней одежды? Я мог бы принести.

- К сожалению, - леди вздохнула, - я не слишком отчетливо помню, где она вчера осталась. А прийти сюда в мужском пальто было бы несколько… вызывающе.

Вызывающим было само ее присутствие тут. Но я понимал, что она имела в виду. Становились понятны и нарочито простые вещи, и отсутствие украшений, и лишенное макияжа лицо. Университеты всегда принадлежали мужчинам. Будь то преподаватели или студенты, уборщики или подавальщики в студенческих клубах, все они относились к сильному полу. Женщине здесь не нужны были ухищрения, чтобы привлечь к себе – весьма нежеланное – внимание.

- Вы так и не сказали, что здесь делаете, - напомнил я, растерянно наблюдая за Виктором, молча решившем нас покинуть. – В более общем смысле.

- Это университет, доктор, - снова улыбнулась леди. – Что здесь можно делать? Учить и учиться. Боюсь, на первое я пока не способна.

Значит, я правильно угадал. Университеты всегда были мужским королевством, но вскоре это должно было измениться. В тысяча восемьсот девяносто девятом году случилось немыслимое, и Его королевское и императорское величество подписал закон, дающий женщинам те же права на образование, что и мужчинам. И пусть случилось это в сентябре, когда собрать все необходимые для поступления в этом году бумаги казалось уже невозможным, нескольким все же удалось. И младшая леди Гринберг оказалась в их числе.

- На каком же факультете?

«Надеюсь, не на медицинском», - малодушно хотел продолжить я. Я понимал, что это трусливо, но в то же время я осознавал, какой будет реакция на девушку в анатомическом театре. И прекрасно знал, что моих сил и педагогических талантов – отсутствующих, следует смотреть правде в лицо – не хватит, чтобы уладить подобную ситуацию.

- Физико-математический, - деловито сообщил вернувшийся Виктор и протянул леди Эвелин керамическую кружку, пахнущую апельсином и пряностями. - Я заметил, что за углом у входа продают горячий чай. Заодно там спросил. В университете пока не так много женщин, чтобы вас не запомнили. Мог бы захватить вам что-нибудь из еды, но…

- Не говорите со мной о еде, - перебила его леди Эвелин.

Виктор понимающе хмыкнул.



Алиса Дорн

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться