Дочь Ворона

Размер шрифта: - +

Глава 4.2. Доктор

- Вы сами знаете, - леди Эвелин отпила еще чая, – какие настроения в городе.

Виктор помрачнел.

Даже я, не местный и отсутствовавший последние месяцы, начал догадываться. Пусть Гетценбурга она коснулась меньше… Война тянулась уже очень долго. А лишения, бедность, бессилие, когда твои родные и близкие гибли под пулями за тысячи километров от тебя, – все это провоцировало в людях самые низменные из инстинктов.

Но хуже всего был страх. Потому что к войне можно было привыкнуть. Но мы все понимали, с каждым днем все отчетливее, что она не может продолжаться бесконечно. Рано или поздно что-то опрокинет хрупкое равновесие, воцарившееся на фронте. И что будет тогда, не знал никто.

Неизвестность пугала. А страх вызывал жестокость.

Как всегда, направленную на самых слабых и незащищенных – на лишившихся своего дома чужаков.

Я нахмурился.

- Почему я об этом не слышал?

- Вы по другую сторону, доктор. Даже те, кто своих действий не стыдится: станут они обсуждать это с преподавателем? Тем более, с вашей репутацией.

Я не стал уточнять, что именно леди имела в виду. Но пообещал себе спросить Максима, что еще я пропустил за лето.

- Жертвы тоже с вами не заговорят. Больше всего не везет синди и морам, а они не из тех, кто пойдет жаловаться, сами понимаете. Пара сломанных ребер тут, сотрясение здесь… Ничего такого, что бы не зажило. Наверное…

- Наверное?

Леди Эвелин пожала плечами.

- У каждого закрытого общества, есть свои тайны, о которых старательно молчат. Университет не исключение. Кроме очевидных происшествий есть и менее заметные. Мне вот любопытно, что же произошло в танатологической лаборатории.

Взгляды устремились ко мне.

- Не знаю, - признался я. – Даже не представляю, что вы имеете в виду, леди.

- Физический факультет сейчас использует помещения кафедры танатологии…

Я кивнул. После случившейся в первую неделю учебного года на кафедре электротехники аварии некоторые из их занятий пришлось перенести к нам.

- На прошлой неделе я обратила внимание на сильный запах в лаборатории…

- Что, труп испортился? – фыркнул Виктор, явно разочарованный отсутствием какой-то большой тайны. - Уверяю вас, леди Эвелин, все тела, находящиеся у доктора в холодильниках, учтены и объяснимы.

Леди Эвелин кротко вздохнула и посмотрела на меня, видимо, найдя в моем лице единственного адекватного собеседника.

- Я рассказывала о запахе хлорной извести.

Теперь я вспомнил. Когда я пришел в пятницу утром, Максим жаловался, что вместо работы ему пришлось последний час проветривать лабораторию.

- Должно быть, пролили во время уборки.

- Возможно, - согласилась леди, как мне показалось, из вежливости. – Но, видите ли, во время демонстрации я стояла в заднем ряду. Мне было скучно. И я заметила на паркете светлое пятно. Такие не появляются от пролитого раствора. Для этого пришлось бы долго тереть…

Прежде чем Виктор успел съязвить насчет ее познаний в домоводстве, леди увидела кого-то внизу.

- Впрочем, к вашему сегодняшнему трупу это никак не относится, детектив, - поспешно проговорила она. – А вот и мой партнер. Надеюсь, вы не будете возражать, если я вас покину? – леди обернулась ко мне. - Во сколько на следующей неделе мы встречаемся?

- Я не...

Давал еще согласия, хотел сказать я. Но перед напором леди Эвелин трудно было устоять.

- Пятьдесят восемь писем, док. У вас было пятьдесят восемь возможностей мне отказать. Вы ими не воспользовались. Значит, мы идем на танцы. Семь часов вам подойдет? Или лучше попозже? Выпьем по коктейлю у Бармингера, танцы в «Цапле», потом проводите меня до дома.

- Поймаю вам извозчика, - пообещал я, сдаваясь. - До Каменного острова будет слишком долго идти.

Она лукаво улыбнулась.

- Разве я что-то говорила о своем доме, дорогой доктор?



Алиса Дорн

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться