Дочь Ворона

Размер шрифта: - +

Глава 5. Эйзенхарт

ГЛАВА 5

ВИКТОР

 

Кое-как устроившись на подоконнике – слишком узком, чтобы завалить и его бумагами, – Виктор мрачно жевал захваченные в столовой управления бутерброды. В такие дни он сам жалел, что из какого-то извращенного чувства ответственности пошел в полицию. Три висяка, включая любезно подкинутого кузеном синду, массовая драка на фабрике Фольке, закончившаяся двумя трупами и тоннами переведенной на протоколы допросов бумаги, обгоревшее тело в камине вдовствующей леди Варнер, увы, принадлежавшее печально не закончившему свои дни мальчишке-трубочисту и, в довершение всего, закрытие третьего квартала, требовавшее совершенно неприличного количества отчетов. Переслащенный холодный чай из все той же столовой, прилагавшийся к сэндвичам из вчерашнего хлеба и обветрившейся колбасы, настроение тоже не улучшал.

- Сэр? – в дверной проем просунулась лобастая рыжая голова. – Лой велел передать вам отчет по отпечаткам из дела леди Варнер, сэр. И, если вы уже подписали перепечатки отчетов, я могу забрать их по пути.

Виктор страдальчески вздохнул. Вот и закончилась секунда передышки.

Впрочем, хватит ныть. Как будто у Шона работы было меньше. Или у кого-то другого в их отделе. Берта, вон, он вообще утром застал спящим за рабочим столом.

- Заходи, - неразборчиво велел он Шону, дожевывая один из сэндвичей. – И давай сюда пальчики. Что-то интересное?

Вместе с отчетом Брэм принес новую кипу бумаг, толще той, что Виктор взялся просматривать, прежде чем проставить свой автограф.

Это никогда не закончится, верно?

- Спасибо, сэр, - поблагодарил Шон, обрадованный, видимо, что не придется опять искать для архивной службы отговорки, почему его начальник не подписывает вовремя документы. – И это… Там к вам леди Гринберг, сэр.

А ей что могло понадобиться? Откусывая от оставшегося бутерброда, Виктор распахнул дверь.

- Док отказался, и вы решили пригласить на свидание меня? Польщен, но должен признаться, у меня уже есть планы на вечер…

Если бы взглядом можно было испепелять, комиссару уже пришлось бы искать нового детектива в отдел.

- Джебелла, - обратилась Эвелин к сидевшей рядом женщине, - это детектив Эйзенхарт, о котором я рассказывала. Не обращай внимания на дурацкое чувство юмора. Мистер Эйзенхарт очень помог мне, когда погиб Ульрих. Мистер Эйзенхарт, - в серых глазах кристально ясно читалось, что, если Виктор сейчас не заткнется и не дослушает до конца, заткнут его. Навечно. – Позвольте представить вам мою подругу, леди Джебеллу Аткинсон. Ей нужна помощь, и я убедила ее, что вы серьезно отнесетесь к ее проблеме.

С этим будет сложно. Первое впечатление Виктор явно прошляпил. Духи бы побрали Шона, не мог предупредить, что Эвелин не одна? Смущенный, Виктор пропустил посетительниц вперед. Предложил им сесть. Положил недоеденный бутерброд на стол. Попытался спрятать его за бумагами. Нацепил наконец максимально профессиональное выражение лица – судя по плясавших в глазах Эвелин смешинках, не особо удачно.

- Дело в том, - начала Эвелин, взявшая на себя роль переговорщика, - что жених леди Аткинсон пропал.

Виктору наконец выпал шанс изучить эту самую леди Аткинсон. Одного возраста с Эвелин, может, на год-другой моложе. Роскошные волосы цвета гречишного меда собраны в старомодный пучок. На безымянном пальце такое же старомодное кольцо-обещание с переплетенными золотыми руками. Одежда не плохая, но скромная, к бледно-голубому пальто приколот букетик тепличных незабудок. Дочь – если Виктор правильно помнил по «Кто есть кто», не старшая – покойного барона Аткинсона. Очередная семья, лишившаяся из-за войны и мужчин, и денег, и былого положения.

Похоже, ей было некомфортно даже смотреть на полицейского, не то что с ним говорить. Виктор кинул взгляд на Эвелин, с любопытством рассматривавшую разложенные по столу бумаги.

- Когда? – кратко сформулировал Виктор главный вопрос.

Одно дело, если прошла неделя. Другое – если сейчас выяснится, что загулявший возлюбленный отсутствует меньше суток. Впрочем… Из-за такого пустяка Эвелин не пришла бы.

- В пятницу.

Виктор подсчитал в уме. Больше четырех дней назад.

- Он не собирался никуда на выходные? К друзьям, например? Не мог задержаться и забыть предупредить?

- Филипп и я созванивались каждый вечер, детектив, - а вот голос у леди Джебеллы оказался на удивление мелодичным. – Он не мог забыть.

Похоже, придется все-таки взяться за дело.

- Филипп?

- Виконт Эйхсманн, - справившись с первой репликой, леди Джебелла достаточно осмелела, чтобы поднять на него огромные голубые глаза.

Виктор сделал пометку в блокноте. Фамилия из «Кто есть кто» не вспоминалась, Виктор даже не мог навскидку сказать, был ли Филипп мужской копией леди Джебеллы, потерянной и осиротевшей, или решившимся на повторный брак толстосумом, нашедшем на шестом десятке лет романтическую струну у себя в душе.

- Когда и где вы в последний раз видели его?



Алиса Дорн

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться